Библиография
Вулкан:
Группировать:  
Выбрать:
Записей: 2568
 2022
Гирина О.А., Маневич А.Г., Мельников Д.В., Нуждаев А.А., Романова И.М., Лупян Е.А., Сорокин А.А., Крамарева Л.С., Демянчук Ю.В. Активность вулканов Камчатки и Курильских островов в 2021 г. и их опасность для авиации // Вулканизм и связанные с ним процессы. Материалы XXV ежегодной научной конференции, посвящённой Дню вулканолога, 30-31 марта 2022 г. Петропавловск-Камчатский: ИВиС ДВО РАН. 2022. С. 26-29.
   Аннотация
В статье описана активность вулканов Камчатки и Курильских островов в 2021 г. Эксплозивные события вулкана Карымский представляли опасность для международных и местных авиаперевозок, извержения других вулканов – для местных авиаперевозок.
Гирина О.А., Мельников Д.В., Маневич А.Г., Уваров И.А., Крамарева Л.С. Спутниковый мониторинг эксплозивного извержения 2022 года вулкана Чикурачки (Северные Курилы) // Современные проблемы дистанционного зондирования Земли из космоса. 2022. Т. 19. № 1. С. 302-306. https://doi.org/10.21046/2070-7401-2022-19-1-302-306.
   Аннотация
Вулкан Чикурачки находится в северной части хр. Карпинского на о. Парамушир Северных Курил. Его эруптивная деятельность представлена эксплозивными (вулканского типа) и эксплозивно-эффузивными извержениями умеренной силы; состав пород — андезибазальты. Имеются сведения о пятнадцати исторических извержениях вулкана. В работе дано описание извержения в январе – феврале 2022 г. на основании изучения различных спутниковых данных в информационной системе «Дистанционный мониторинг активности вулканов Камчатки и Курил» (VolSatView, http://kamchatka.volcanoes.smislab.ru). Эксплозивное извержение продолжалось трое суток, эксплозии поднимали пепел до 5,5 км над уровнем моря, пепловые шлейфы перемещались до 260 км, в основном на запад, юго-запад и юго-восток от вулкана. Общая площадь пеплопадов в течение извержения превышала 28 тыс. км2, в том числе на суше — 640 км2. Активность вулкана была опасной для местных авиаперевозок.
Горбач Н.В., Философова Т.М., Мельников Д.В., Маневич Т.М. Состав вулканических стекол в продуктах вершинного извержения и побочного прорыва им. Г.С. Горшкова на вулкане Ключевской в 2020–2021 гг.: сравнительный анализ и интерпретация // Вулканология и сейсмология. 2022. № 2. С. 28-37. doi: 10.31857/S0203030622010035.
   Аннотация
Представлены результаты анализа химического состава вулканических стекол в продуктах извержений вулкана Ключевской в 2020–2021 гг. Приведены краткие сведения о вещественном составе андезибазальтов (SiO2 – 53.5, Al2O3 – 16.35, MgO – 6.61, K2O – 0.98 (мас. %)) начального этапа активности побочного прорыва им. Г.С. Горшкова. Вариации состава вулканических стекол в продуктах вершинного извержения и последующего побочного прорыва отражают степень кристалличности изученных частиц тефры и последовательную смену популяций микролитов на завершающих стадиях кристаллизации андезибазальтовой магмы. Сравнение полученных нами составов стекол с аналогичными данными для тефры эруптивных эпизодов 2010 и 2016 гг. показывает их полную идентичность, что свидетельствует о постоянном составе андезибазальтовой магмы, питающей современные извержения вулкана.
Иноземцев А.А., Попова Д.Д., Абрамчук Т.В., Гирина О.А., Рысин Л.С., Купцов С.В., Саженков А.Н., Сендюрев С.И., Челомбитько А.В., Галлямов М.Д., Двинских А.В. Исследование устойчивости авиационного двигателя ПД-14 к воздействию вулканического пепла // Вестник УГАТУ. 2022. Т. 26. Вып. 96. № 2. С. 60-70. https://doi.org/10.54708/19926502_2022_2629660.
   Аннотация
Впервые представлены результаты испытаний российского авиационного двигателя типа ПД-14 при попадании в его газовоздушный тракт вулканического пепла. Испытания ПД-14 разработки АО «ОДК-Авиадвигатель» проводили в условиях закрытого наземного стенда Ц-17Т ФАУ «ЦИАМ им. П. И. Баранова» согласно требованиям европейского агентства по авиационной безопасности EASA. В качестве вулканического пепла использовали натуральный пепел современных извержений камчатского вулкана Шивелуч. Показано, что попадание пепла в двигатель ПД-14 с максимально допустимой в Европе концентрацией 4 мг/м3 в течение одного часа не приводит к изменению тяговых характеристик ПД-14 и возникновению нежелательных последствий. Особое внимание уделено воздействию вулканического пепла на камеру сгорания и турбину двигателя. Приведены данные рентгеноспектрального анализа стекловидных отложений пепла на элементах турбины. Проведен численный расчет модельной области генерации стекловидных отложений пепла Шивелучa в газовоздушном тракте двигателя ПД-14.
Калачева Е.Г., Мельников Д.В., Волошина Е.В., Карпов Г.А. Геохимия вод кратерного озера вулкана Малый Семячик // Вулканология и сейсмология. 2022. № 3. С. 28-42. doi: 10.31857/S0203030622030026.
   Аннотация
На основании данных полевых исследований разных лет рассмотрен макро- и микрокомпонентный состав вод оз. Зеленое в кратере Троицкого активного вулкана Малый Семячик. Показано, что озеро содержит ультракислую (pH < 1) воду сульфатно-хлоридного состава с минерализацией от 8 до 42 г/л в зависимости от состояния вулкана. Анионный состав озера формируется за счет поступления и последующего растворения кислых вулканических газов в водоносном горизонте, располагающемся непосредственно под озером. Катионный состав воды обусловлен практически конгруэнтным растворением вмещающих пород. После длительного периода покоя, в 2008 г. начался новый этап гидротермальной активизации вулкана, продолжающийся в настоящее время. На фоне постоянно повышающегося объема наблюдается рост концентраций основных макрокомпонентов (SO4, Cl, Al, Fe) и минерализации воды в целом.
Колосков А.В., Пузанков М.Ю., Ананьев В.В., Коваленко Д.В. Вулкан Большой Паялпан (Cрединный хребет, Камчатка). К проблеме конвергентности «островодужных» и «внутриплитных» петролого-геохимических признаков в магматической системе // Тихоокеанская геология. 2022. Т. 41. № 2. С. 3-24. doi:10.30911/0207-4028-2022-41-2-3-24.
   Аннотация
Представлены новые возрастные, минералогические, также изотопно-геохимические материалы по составу пород вулкана Большой Паялпан (Срединный хребет, Камчатка). Проведено сопоставление этих материалов с данными по вулканам Носичан и Белоголовский в составе единого Белоголовского вулканического центра. Базальты некка и верхнего лавового комплекса Б. Паялпана сходны по составу с трахибазальтами внутриплитного типа Белоголовского вулкана, андезибазальты нижнего лавового комплекса и конуса близки к породам островодужного типа вулкана Носичан. Анализ полученных материалов свидетельствует, что пространственное и временное сочетание проявлений внутриплитного и островодужного вулканизма на вулкане Б. Паялпан не является случайным, а может быть следствием изменения степени и глубины плавления одного и того же глубинного источника с участием мантийного диапира. Белоголовский вулканический центр сформировался в обстановке начавшего позднемиоценового-раннеплиоценового рифтогенеза. Последующая эволюция этого центра вплоть до его отмирания происходила в той же геодинамической обстановке при возрастании глубины и уменьшении степени плавления мантийного источника питания. Составы ранне-среднеплиоценового вулкана Носичан остаются островодужными в условиях начавшегося рифтогенеза, поскольку они связаны с мантийным резервуаром, располагавшемся на меньшей глубине и испытавшем большую степень плавления. По всей вероятности, крупные вулканические центры необходимо рассматривать как саморазвивающиеся геологические образования. Вулканический центр существует, пока подпитывается энергетикой и веществом мантийного плюма. По мере угасания эндогенной активности степень плавления уменьшается, а глубина плавления возрастает, островодужный тип вулканизма сменяется внутриплитным. Вулканический центр отмирает.
Котенко Т.А., Мельников Д.В., Тарасов К.В. Газовая эмиссия вулкана Эбеко (Курильские острова) в 2003–2021 гг.: геохимия, потоки и индикаторы активности // Вулканология и сейсмология. 2022. № 4. С. 31-46. doi: 10.31857/S0203030622040058.
   Аннотация
Приводятся новые данные о химическом и изотопном составе вулканических газов, эмиссии SO2 и почвенного CO2 действующего вулкана Эбеко. Вулкан извергался в 2009, 2010, 2011 гг., с октября 2016 г. по ноябрь 2021 г. Состав вулканических газов за 2003–2016, 2021 гг. получен в результате прямого опробования фумарол. Высокотемпературный газ (420–529°С) имеет состав, типичный для курильских магматических газов с атомным отношением C/S <1, содержанием HCl 5–7 ммоль/моль, изотопным составом конденсатов: δD ~ –24, δ18O = 2.6–4.9. Установлены геохимические предвестники извержений: увеличение концентраций CO2, Н2, SO2, H2S, HCl; падение отношения C/S вплоть до величин <1, характерного для магматических газов Курил; рост температуры; утяжеление изотопов δD и δ18O в конденсатах вулканического пара; увеличение газового потока. Методом накопительной камеры измерен высокий почвенный поток CO2 на двух термальных полях (до 10442 г/м2/сут), превышающий видимый фумарольный вынос (~50 т/сут против ~40 т/сут). Поток SO2 из активного кратера был измерен с помощью сканирующего УВ спектрометра ДОАС в 2020 и 2021 гг. и составил: 99 ± 28 и 9 ± 2.7 т/сут в газовых шлейфах, и 747 ± 220 и 450 ± 130 т/сут в пепловых шлейфах соответственно. Уменьшение эмиссии SO2 в августе 2021 г. связывается с дегазацией магмы перед завершением извержения.
Хубаева О.Р., Бергаль-Кувикас О.В., Сидоров М.Д. Проблема формирования и питания Верхне-Юрьевских термальных источников (о.Парамушир, Курильские острова) // Вулканология и сейсмология. 2022. № 3. С. 43-49. doi: 10.31857/S0203030622030038.
Черкашин Р.И., Бергаль-Кувикас О.В., Чугаев А.В., Ларионова Ю.О., Хомчановский А.Л. Первые изотопно-геохимические (Sr-Nd-Pb) данные о лавах вершинного и побочного извержений вулкана Ключевской в 2020-2021 гг. // Вулканизм и связанные с ним процессы. Материалы XXV региональной научной конференции, посвящённой Дню вулканолога. Петропавловск-Камчатский, 30-31 марта 2022 г. Петропавловск-Камчатский: ИВиС ДВО РАН. 2022. С. 84-87.
 2021
Belousov Alexander, Belousova Marina, Auer Andreas, Walter Thomas R., Kotenko Tatiana Mechanism of the historical and the ongoing Vulcanian eruptions of Ebeko volcano, Northern Kuriles // Bulletin of Volcanology. 2021. Vol. 83. № 4. P. 1-24. doi: 10.1007/s00445-020-01426-z.