Main BibliographyПо авторам
 
 Bibliography
Volcano:

 
Jump to:     All     A     B     C     D     E     F     G     H     I     J     K     L     M     N     O     P     R     S     T     V     W     Y     Z     А     Б     В     Г     Д     Е     Ж     З     И     К     Л     М     Н     О     П     Р     С     Т     У     Ф     Х     Ц     Ч     Ш     Э     Я     
Records: 2157
Pages:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216
 М
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Двигало В.Н., Базанова Л.И. Исторические извержения Авачинского вулкана на Камчатке (попытка современной интерпретации и классификации для долгосрочного прогноза типа и параметров будущих извержений). Ч. I (1737-1909 гг.) // Вулканология и сейсмология. 1993. № 6. С. 13-27.    Annotation
На основе полученных авторами новых данных частично ревизованы прежние представления о характере извержений в. Авачинский в 1737-1909 гг., уточнен их тип и геолого-геоморфологический эффект, оценена связанная с ними вулканическая опасность. Показано, что за исключением эффузивно-эксплозивного извержения 1894-1895 гг., все остальные были чисто эксплозивными. Извержения 1737 г., 1779 г., 1827 г. отнесены к сильным для исторического эруптивного этапа, остальные (1772, 1851-1855,1878, 1881,1894-1895, 1901 и 1909 гг.) - к слабым и умеренным.

The old views on the style of the Avachinsky eruptions during 1737- 1909 have partially been revised based on new data obtained by the authors. We specified their types and geological-geomorphological effect and made an assessment of the related volcanic hazards. All the eruptions were merely explosive except for the effusive-explosive eruption of 1894-1895. The eruptions of 1737, 1779 and 1827 are referred to large for this historical eruptive stage, the rest (of 1772, 1851-1855, 1878, 1881, 1894-1895 and 1909) are regarded as small and moderate.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Двигало В.Н., Базанова Л.И. Исторические извержения Авачинского вулкана на Камчатке (попытка современной интерпретации и классификации для долгосрочного прогноза типа и параметров будущих извержений). Ч. II (1926-1991 гг.) // Вулканология и сейсмология. 1994. № 2. С. 3-23.    Annotation
Суммированы и дополнены за счет полученных авторами новых материалов данные прежних исследователей об извержениях 1926-1927, 1938 и 1945 гг., дано описание последнего извержения вулкана в январе 1991 г. Рассмотрена динамика эруптивной активности вулкана Авачинский в 1737-1991 гг., предложена классификация этих извержений. Дан прогноз типа и параметров будущего извержения вулкана, оценена связанная с ним вулканическая опасность. Рекомендовано запретить строительство населенных пунктов и хозяйственных объектов в юго-западном и южном секторах подножия вулкана Авачинский из-за высокой вулканической опасности.

We have summed up and supplemented new data on the eruptions of 1926-1927, 1938 and 1945 plus added the description of the last eruption of the volcano in January 1991. Considering the dynamics of the eruptive activity of the Avachinsky volcano in 1737-1991 we have presented a classification for these eruptions. Also we made a forecast of the type and parameters of possible future eruption as well as estimated the volcanic hazard associated with it. Because of high degree of volcanic hazard in the SW and S sectors of the base of the volcano it is proposed to prohibit constructions of any kind in these areas.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Краевая Т.С., Сулержицкий Л.Д., Егорова И.А., Лупикина Е.Г. Применение комплексной методики для определения возраста четвертичных вулканических образований (на примере Камчатки) // Известия АН СССР. Серия геологическая. 1970. № 10. С. 149-152.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В. Динамика активности вулканов Мутновский и Горелый в голоцене и вулканическая опасность для прилегающих районов (по данным тефрохронологических исследований) // Вулканология и сейсмология. 1987. № 3. С. 3-18.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В. Новый подход к определению понятия "действующий вулкан" // Геодинамика и вулканизм Курило-Камчатской островодужной системы. 2001. С. 191-203.    Annotation
На основе детальной реконструкции эруптивной активности вулканов Камчатки разработан новый подход к определению понятия "действующий вулкан". Предлагается считать действующими те многоактные вулканы, для которых установлено и датировано хотя бы одно извержение за последние 3000-3500 лет. Выделены подгруппа активных вулканов, для которых имеются сведения об исторически документированных извержениях или фумарольных проявлениях, и подгруппа потенциально активных вулканов, для которых эти данные отсутствуют, но установлены извержения за последние 3500 лет. По сходным критериям выделяются также потенциально активные поля ареального базальтового вулканизма, региональных зон шлаковых конусов и концентрированного проявления многовыходного экструзивного вулканизма. Предлагается использовать полученные данные для нового каталога действующих вулканов Камчатки, долгосрочного прогноза вулканической активности и связанной с ней опасности.

A new approach to definition of the term "active volcano" has been worked out on the basis of detailed reconstruction of the eruptive activity of Kamchatka volcanoes. We suggest to consider active those poligenous volcanoes whose at least a single eruption has been ascertained and dated over the last 3000-3500. Two sub-groups of active volcanoes have been distinguished: sub-group of active volcanoes with data available on the historically documented eruptions or fumarolic activity and the one of potentially active volcanoes without such data but whose eruptions have been revealed over the last 3500 years. Using similar criteria the potentially active fields of the areal basalt volcanism, regional zones of cinder cones and concentrated manifestation of the multivent extrusive volcanism are also distinguished. We propose to use data obtained for the new catalogue of active Kamchatka volcanoes and for the long-term prediction of volcanic activity and associated hazard.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В., Базанова Л.И., Пинегина Т.К., Дирксен О.В. 0-650 гг. - этап сильнейшего природного катастрофизма нашей эры на Камчатке // Вулканология и сейсмология. 2003. Вып. 6. № 6. С. 3-23.    Annotation
Впервые выделен и описан этап сильнейшего в нашей эре многофакторного природного катастро-физма на Камчатке, датированный 0-650 гг. Его главными компонентами были: последние к настоящему времени катастрофические извержения (кальдерообразующее -240 г., объем пирокластики 18-19 км3, и субкальдерное -600 г., объем лавы и пирокластики 9.5-10.5 км3), которые сопровождались необратимыми изменениями рельефа на площадях в сотни км2 и оказали весьма негативное влияние на многие другие компоненты природной среды.; исключительно интенсивная активность других вулканов (извергалось не менее 75-80% всех действующих и потенциально активных вулканов Камчатки, произошли десятки сильных и катастрофических извержений); региональные катастрофические и сильные пеплопады; резкое, с большой амплитудой (от 1.5-2 до 12-15 м), тектоническое поднятие различных блоков на территории Камчатки; мощные землетрясения, сопровождавшиеся болыиеобъемными скальными обвалами, оползнями, сильными и частыми цунами. Допускается, что катастрофические события этого времени являются составной частью предполагаемого нами глобального этапа природного катастрофизма начала нашей эры.

We have identified, and describe in this paper, a phase of multifactor natural catastrophism that has been the greatest during our era in Kamchatka, to be dated 0-650 A. D. Its chief components were. The last catastrophic eruptions to have occurred (a caldera-generating one at about 240 A. D., the pyroclastics volume being 18-19 km3 and a subcaldera one around 600 A. D. with the volume of lava and pyroclastics 9.5-10.5 km3) which were followed by irreversible relief changes over areas of hundreds of square kilometers and have affected rather injuriously many other environmental components. An exceptionally intensive activity of the other volcanoes (at least 75-80% of all active and potebtially active Kamchatkan volcanoes were erupting, tens of large and catastrophic eruptions occurred). Regional catastrophic and large ashfalls. A sharp, large-amplitude (between 1.5-2 and 12-15 m) tectonic uplift of various blocks in Kamchatka. Large earthquakes accompanied by large-volume rockfalls, landslides, large and frequent tsunamis. The catastrophic events of that time are argued to have been part of a worldwide phase of natural catastrophism that we hypothesize to have occurred at the beginning of our era.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В., Сулержицкий Л.Д. Возраст и динамика формирования действующих вулканов Курило-Камчатской области // Известия АН СССР. Серия геологическая. 1990. Т. 4. С. 17-31.    Annotation
Theories are presented about the time of origin, dynamics and formation mechanism of active volcanoes in the Kuril-Kamchatka zone during the Late Pleistocene-Holocene period. The study was based on more than 500 radiocarbon dates and the results of geological, geomorphological, tephrochronological and isotopic geochronological research. It is noted that there are different rhythms in the activity of the volcanoes and in the mechanisms and rates of formation of the volcanic structures. Periods of synchronous activity of the volcanoes on Kamchatka and the Kuril islands, and apparently, in other volcanic areas are identified, suggesting their global nature. The concept of "active volcano' is discussed. -P.Cooke
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В., Сулержицкий Л.Д. Катастрофические кальдерообразующие извержения вулкана Ксудач в голоцене // Вулканология и сейсмология. 1995. № 4-5. С. 28-53.    Annotation
Реконструированы и датированы 14С-методом четыре плинианских извержения вулкана Ксудач, сформировавших три кальдеры обрушения: KCi и кальдеру V - 1700-1800 л. н.; КС2 + КС3 и кальдеру IV - 6000-6100 л. н.; КС4 и кальдеру III 8700-8800 л. н. Самым мощным было извержение KCi: 18-19 км3 пирокластики, высота эруптивной колонны до 23 км. Объем продуктов извержений КС2 + КС3 - 10-11 км3, КС4 - не менее 1,5-1,7 км3. Размеры кальдер: V - 4 X 6,5 км, IV - 5x6 км, поперечь III - предположительно 2-3 км. Вынос ювенильной пирокластики в ходе извержений было ритмичным. Каждый ритм начинался выбросом тефры, а завершался формированием пирокластических потоков. Состав продуктов варьировал от андезитов до риодацитов: КС2 и КС4 - преимущественно андезиты, КС3 - дациты и риодациты, KCi - риодацит. Предполагается, что "спусковой механизм" для начала всех кальдерообразующих извержений - внедрение свежей сильно нагретой магмы основного состава и смешение ее с остывающей кислой магмой существовавшего ранее очага. В соответствии со своими масштабами извержения должны были оказать влияние на климат и озоновый слой 3емли и найти отражение в виде кислотных пиков в Гренландском ледниковом щите.

Four Plinian eruptions from Ksudach volcano ha' been reconstructed and dated by the 14C method. Three collapse calderas formed as a resu of these eruptions: KSi and caldera V 1700-1800 yrs ago; KS2 + KS3 and caldera IV 6000- 6100 yrs ago; KS4 and caldera III 8700-8800 yrs ago. KSi was the most voluminous eruptio with 18-19 km of pyroclastics and column height reaching 23 km. The volume of produci of KS2 + KS3 was 10-11 km3 and that of KS4, at least 1.5-1.7 km3. Sizes of calderas wer as follows: V - 4 X 6.5 km, IV - 5x5 km, III - presumably 2-3 km across. The juveni pyroclastics were supplied during eruptions rather rhythmically. Each rhythm began wil tephra ejection and completed with the formation of pyroclastic flows. The composition < products varied from andesited to rhyodacites: KS2 and KS4 - andesites dominated, KS3 - dacites and rhyodacites, and KSi - rhyodacites. It is possible that "the mechanism triggering onsets of all caldera-forming eruptions was the intrusion of very hot fresh magma of basi composition and its mixing with less hotter acid magma in the magma chamber existe previously. The eruptions, in accordance with their scales, may have had an impact on clima and ozone layer of the Earth. It is likely that the large acidity peaks in Greenland ice cor* result from these eruptions.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Сулержицкий Л.Д. Катастрофические эксплозивные извержения вулканов Курило-Камчатской области в конце плейстоцена - начале голоцена // Доклады АН СССР. 1988. Т. 300. № 1. С. 175-180.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Сулержицкий Л.Д., Кожемяка Н.Н., Огородов Н.В., Егорова И.А., Лупикина Е.Г. Возраст вулканов Курило-Камчатской вулканической области // Вулканизм и глубины Земли. 1971. С. 68-74.





 

Recommended browsers for viewing this site: Google Chrome, Mozilla Firefox, Opera, Yandex. Using another browser may cause incorrect browsing of webpages.
 
Terms of use of IVS FEB RAS Geoportal materials and services

Copyright © Institute of Volcanology and Seismology FEB RAS, 2010-2019. Terms of use.
No part of the Geoportal and/or Geoportal content can be reproduced in any form whether electronically or otherwise without the prior consent of the copyright holder. You must provide a link to the Geoportal geoportal.kscnet.ru from your own website.
 
©Design: roman@kscnet.ru