Вулкан Карымский. Библиография
Группировать:  
Записей: 247
Страницы:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
Сторчеус А.В., Фирстов П.П., Озеров А.Ю. Возможный механизм генерации акустических и сейсмических волн при пульсирующем истечении газо-пепловой смеси на вулкане Карымский // Вулканология и сейсмология. 2006. № 5. С. 3-16.
Типизация проявлений вулканизма и факторов его воздействия на природную среду в различных геодинамических обстановках (в части вулканической деятельности в обстановках конвергентных границ литосферных плит). Научно-технический отчет по этапу №1 НИР «Исследование вулканических процессов и возможности их регулирования» (промежуточный). 2008. 116 с.
Толстых М.Л., Наумов В.Б., Бабанский А. Д., Богоявленская Г.Е., Хубуная С.А. Химический состав, летучие компоненты и элементы-примеси расплавов, формировавших андезиты вулканов Курило-Камчатского региона // Петрология. 2003. Т. 11. № 5. С. 451-470.
   Аннотация
Проведены исследования расплавных включений в минералах некоторых вулканов Курило-Камчатского региона. Изучены андезитобазальты и андезиты вулканов, расположенных в пределах Центральной Камчатской депрессии (вулканы Шивелуч и Безымянный), Восточно-Камчатского вулканического пояса (вулканы Авачинский и Карымский) и на о. Итуруп, Южные Курилы (вулкан Кудрявый). Кроме того, изучены базальты извержения 1996 г. Карымского вулканического центра и дациты вулкана Дикий Гребень (Южная Камчатка). Использованы методы гомогенизации расплавных включений и анализ закаленных стекол этих включений с помощью электронного и ионного микрозонда. Изучено более 260 расплавных включений в минералах из 31 образца вулканических пород. Установлено, что составы расплавных включений во вкрапленниках андезитов сильно варьируют по основности: содержания SiO2 меняются от 56 до 80 мас. %, причем с ростом кремнезема закономерно уменьшаются содержания Аl2О3, FeO, MgO, CaO и увеличиваются содержания Na2O и К2О. При этом большая часть (~80 %) стекол включений имеет дацитовый и риолитовый состав. Однако составы кислых расплавов (SiO2 > 65 маc. %), формирующих андезиты, существенно отличаются от таковых, образующих дациты и риолиты, по содержаниям ТЮ2, FeO, MgO, CaO и К2О. На всех изученных вулканах также были обнаружены высококалиевые расплавы (К2О = 3.8-6.8 маc. %) независимо от содержаний в этих расплавах SiO2; (диапазон от 51.4 до 77.2 маc. %), что свидетельствует об участии в процессе генерации магматических расплавов всего региона какого-то компонента, селективно обогащенного калием. Впервые установленное широкое разнообразие состава расплавных включений в одних и тех же вкрапленниках плагиоклаза из андезитов вулкана Безымянный свидетельствует о сложной истории кристаллизации этих вкрапленников и, соответственно, эволюции расплавов, приведших к формированию андезитов. По содержаниям летучих компонентов расплавы разных вулканов значительно различаются. Максимальные концентрации Н2О установлены в расплавах вулканов Шивелуч (от 3.0 до 7.2 маc. % при среднем значении 4.7 маc. %) и Авачинский (4.7-4.8 маc. %), более низкие концентрации - в расплавах вулканов Кудрявый (0.1-2.6 маc. %), Дикий Гребень (0.4-1.8 маc. %) и Безымянный (<1 маc. %). Концентрации хлора в расплавах также различны: минимальные значения определены в расплавных включениях в минералахвулкана Безымянный (в среднем 0.09 маc. %), максимальные значения - в расплавных включениях в минералах андезитов вулкана Карымский (в среднем 0.26 маc. %). Промежуточные значения концентраций хлора в расплавах (0.13-0.20 маc. %) установлены для вулканов Авачинский, Дикий Гребень, Кудрявый и Шивелуч. По флюидным включениям СО2 в плагиоклазах андезитов вулкана Шивелуч определено давление, равное 350-1600 бар, что соответствует глубине магматической камеры 1.5-6 км. Определены концентрации 17 элементов-примесей в стеклах расплавных включений в плагиоклазах 5 вулканов (Авачинский, Безымянный, Дикий Гребень, Кудрявый и Шивелуч). По характеру распределения содержаний этих элементов изученные расплавы близки между собой: для всех отмечаются относительные минимумы по Nb и Ti и максимумы по В, К, Be, Li. По величине отношений Sr/Y, La/Yb, K/Ti и Ca/Sr расплавы близки типичным магмам островных дуг, а их различия между собой обусловлены региональными геохимическими особенностями. Кривые распределения редкоземельных элементов свидетельствуют о различной степени дифференцированности расплавов: на вулкане Кудрявый они более примитивны, а на вулкане Шивелуч наиболее дифференцированы.
Толстых М.Л., Наумов В.Б., Озеров А.Ю., Кононкова Н.Н. Состав магм извержения 1996 г. Карымского вулканического центра (Камчатка) по данным изучения расплавных включений // Геохимия. 2001. № 5. С. 498–509
Троицкий В.Д. Краткий геоморфологический очерк района Карымского вулкана // Труды Камчатской вулканологической станции. 1947. № 3. С. 49-88.
Федотов С.А. Об извержениях в кальдере Академии Наук и Карымского вулкана на Камчатке в 1996 г., их изучении и механизме // Вулканология и сейсмология. 1997. № 5. С. 3-37.
   Аннотация
Статья посвящена извержениям, одновременно начавшимся в Карымском вулканическом центре на Камчатке в 1996 г., и связанным с ними явлениям. 1 января 1996 г. здесь начался сильный рой землетрясений с М до 6,9. 2 января 1996 г. последовало монотонное вершинное извержение Карымского вулкана, которое шло с расходом андезитодацитовой лавы 0,8 т/с до марта 1997 г. и далее. 2-3 января 1996 г. в результате внедрения базальтов по трещине после 28 тыс. лет покоя в кальдере Академии Наук произошло фреатомагматическое извержение с расходом пирокластики 800 т/с. Расстояние между кратерами извержений 6 км. Наблюдались базисные волны подводных взрывов, высокие цунами и образование нового полуострова в кальдерном озере, растяжение земной поверхности величиной более 2,3 м, превращение пресного кальдерного озера объемом 0,47 км3 в кислое (рН 3,2). Приведены краткие сведения о состоянии вулканического центра к концу 1995 г., успешном прогнозе, самих извержениях. Оценены глубина центра давления основного магматического очага (18,3 ± 0,8 км), объем коровых питающих магматических очагов (400 км3), возможные размеры внедрившейся дайки в прочных слоях коры (мощность 0,7 м, длина 4700 м). Рассмотрены вероятный механизм и связь происходивших процессов и извержений.
Федотов С.А. Пробуждение // Поиск. 1996. № 3-4 (349-350). С. 15
Федотов С.А., Иванов Б.В., Двигало В.Н., Кирсанов И.Т., Муравьев Я.Д., Овсянников А.А., Разина А.А., Селиверстов Н.И., Степанов В.В., Хренов А.П., Чирков А.М. Деятельность вулканов Камчатки и Курильских островов в 1984 г. // Вулканология и сейсмология. 1985. № 5. С. 3-23.
Федотов С.А., Муравьев Я.Д., Иванов В.В., Леонов В.Л., Магуськин М.А., Гриб Е.Н., Озеров А.Ю., Карпов Г.А., Фазлуллин С.М., Шувалов Р.А., Лупикина Е.Г., Ушаков С.В. Извержения в кальдере Академии наук и Карымского вулкана в 1996-1997 гг. и их воздействие на окружающую среду // Глобальные изменения природной среды. Новосибирск: Изд-во СО РАН. 1998. С. 127-145.
Федотов С.А., Озеров А.Ю., Магуськин М.А., Иванов В.В., Карпов Г.А., Леонов В.Л., Двигало В.Н., Гриб Е.Н., Андреев В.И., Лупикина Е.Г., Овсянников А.А., Будников В.А., Бахтиаров В.Ф., Левин В.Е. Извержения Карымского вулкана в 1998-2000 гг., связанные с ними сейсмические, геодинамические и поствулканические процессы, их воздействие на окружающую среду / Катастрофические процессы и их влияние на природную среду. Вулканизм. М.: Наука. 2002. Т. 1. С. 117-160.