Tolmachev Dol Volcano. Bibliography
Group by:  
Records: 14
Pages:  1 2
Global Volcanism Program. Volcanoes of the World, v. 4.9.1 (17 Sep 2020). 2013. doi: 10.5479/si.GVP.VOTW4-2013.
Holocene Volcanoes in Kamchatka. 2002.
Kyle Philip R., Ponomareva Vera V., Rourke Schluep Rachelle Geochemical characterization of marker tephra layers from major Holocene eruptions, Kamchatka Peninsula, Russia // International Geology Review. 2011. Vol. 53. № 9. P. 1059-1097. doi:10.1080/00206810903442162.    Annotation
Kamchatka Peninsula is one of the most active volcanic regions in the world. Many Holocene explosive eruptions have resulted in widespread dispersal of tephra-fall
deposits. The largest layers have been mapped and dated by the 14C method. The tephra provide valuable stratigraphic markers that constrain the age of many geological
events (e.g. volcanic eruptions, palaeotsunamis, faulting, and so on). This is the first systematic attempt to use electron microprobe (EMP) analyses of glass to characterize
individual tephra deposits in Kamchatka. Eighty-nine glass samples erupted from 11 volcanoes, representing 27 well-identified Holocene key-marker tephra layers, were analysed. The glass is rhyolitic in 21 tephra, dacitic in two, and multimodal in three.
Two tephra are mixed with glass compositions ranging from andesite/dacite to rhyolite. Tephra from the 11 eruptive centres are distinguished by their glass K2O,
CaO, and FeO contents. In some cases, individual tephra from volcanoes with multiple eruptions cannot be differentiated. Trace element compositions of 64 representative
bulk tephra samples erupted from 10 volcanoes were analysed by instrumental neutron activation analysis (INAA) as a pilot study to further refine the geochemical haracteristics; tephra from these volcanoes can be characterized using Cr and Th contents and La/Yb ratios.
Unidentified tephra collected at the islands of Karaginsky (3), Bering (11), and Attu (5) as well as Uka Bay (1) were correlated to known eruptions. Glass compositions and
trace element data from bulk tephra samples show that the Karaginsky Island and Uka Bay tephra were all erupted from the Shiveluch volcano. The 11 Bering Island tephra
are correlated to Kamchatka eruptions. Five tephra from Attu Island in the Aleutians are tentatively correlated with eruptions from the Avachinsky and Shiveluch volcanoes.
Siebert L., Simkin T., Kimberly P. Volcanoes of the World. Berkeley: University of California Press. 2010. 568 p.    Annotation
This impressive scientific resource presents up-to-date information on ten thousand years of volcanic activity on Earth. In the decade and a half since the previous edition was published new studies have refined assessments of the ages of many volcanoes, and several thousand new eruptions have been documented. This edition updates the book's key components: a directory of volcanoes active during the Holocene; a chronology of eruptions over the past ten thousand years; a gazetteer of volcano names, synonyms, and subsidiary features; an extensive list of references; and an introduction placing these data in context. This edition also includes new photographs, data on the most common rock types forming each volcano, information on population densities near volcanoes, and other features, making it the most comprehensive source available on Earth's dynamic volcanism.
Базанова Л.И., Брайцева О.А., Дирксен О.В., Сулержицкий Л.Д., Данхара Т. Пеплопады крупнейших голоценовых извержений на траверсе Усть-Большерецк - Петропавловск-Камчатский: источники, хронология, частота // Вулканология и сейсмология. 2005. № 6. С. 30-46.
Дирксен О.В. Позднечетвертичный ареальный вулканизм Камчатки: структурная приуроченность, геолого-геоморфологический эффект, пространственно-временные закономерности проявления. 2009. Дисс. канд. геогр. наук. 172 с.
Дирксен О.В., Пономарева В.В., Сулержицкий Л.Д. Кратер Чаша (Южная Камчатка) – уникальный пример массового выброса кислой пирокластики в поле базальтового ареального вулканизма // Вулканология и сейсмология. 2002. № 5. С. 3-10.    Annotation
Кратер Чаша находится на Южной Качатке в центральной части лавового плато Толмачев дол района интенсивного базальтового вулканизма в плейстоцене-голоцене. Кратер сформировался 4628 ± 90 14С лет назад [9] во время мощного одноактного извержения. Продукты извержения представлены вблизи кратера мощной стратифицированной пачкой тефры, на удалении мощность горизонта быстро убывает. Тефра этого извержения [9] распространялась на северо-восток и покрывала территорию более 15000 км2. Общий объем тефры около 1.0-1.1 км3, в пересчете на плотную породу - 0.7-0.8 км3. Внешний облик ювенильных продуктов колеблется от светло-желтой хрупкой, пористой пемзы до светло-серых плотных, невспененных обсидианоподобных обломков. Однако химический состав всех разностей довольно однороден - это риолиты (73-75 вес. % SiO2) с повышенным содержанием К2О (до 3.8 вес. %). Все разности содержат небольшое количество вкрапленников (около 1%), представленных плагиоклазом, биотитом и, возможно, амфиболом. Сравнение химических характеристик изверженных продуктов кратера Чаша и Бараньего Амфитеатра на северном подножии вулкана Опала дает нам основания предположить, что оба извержения питались из одного долгоживущего кислого магматического очага, сформировавшегося около 30000-40000 14С л.н., перед образованием кальдеры вулкана Опала.
Долгоживущий центр эндогенной активности Южной Камчатки / Отв. ред. Масуренков Ю.П. М.: Наука. 1980. 172 с.    Annotation
В монографии рассматривается широкий круг вопросов, касающихся геологического строения, тектоники, вулканизма и структур Южно-Камчатской вулканической зоны, обосновывается специфика ее геодинамических условий по сравнению с другими зонами Камчатки и Курильских островов. Большое внимание уделено характеристике четвертичного вулканизма.
Детально охарактеризована крупнейшая на Камчатке Паужетская кольцевая вулкано-тектоническая структура, являющаяся примером долгоживущего вулканического центра, развивающегося в течение по крайней мере 15 млн. лет. Сделано предположение о расположении этой структуры над конвекционным потоком вещества и энергии, поднимающимся из верхней мантии.
Колосков А.В. Изотопно-геохимическая неоднородность плиоцен-четвертичных вулканитов Камчатки и проблема астеносферного диапиризма // Вестник КРАУНЦ. Серия: Науки о Земле. 2020. Вып. 47. № 3. С. 25-57. doi: 10.31431/1816-5524-2020-47-3-25-57.    Annotation
Проведено обобщения изотопно-геохимического материала для плиоцен-четвертичных вулканитов Камчатского региона на картографической основе. Отмечена пространственная сопряженность Sr-изотопных аномалий умеренной и повышенной радиогенности и их хорошее геохимическое подтверждение. Что дало возможность интерпретировать эти аномалии не только как отражение в составе вулканических пород материала мантийного плюма, но и его гибридного окружения, как следствие плюм-литосферной ремобилизации. Наличие разнонаправленных геохимических трендов позволило предложить концепцию скользящих граничных значений для составов индикаторных пород внутриплитного типа и адакитов, что существенно расширило возможности их диагностики. Изотопно-геохимическая неоднородность базальтоидов региона определяется в целом особенностями концентрации пород с внутриплитными и адакитовыми геохимическими характеристиками, что позволяет считать астеносферный диапиризм основным фактором петрогенезиса плиоцен-четвертичного вулканизма Камчатки.

Isotope-geochemical material for Pliocene-Quaternary volcanoes of the Kamchatka region is generalized on a cartographic basis. The Sr-isotope anomalies of moderate and elevated radiogenicity, geochemically confirmed, are spatially conjugated. This made it possible to interpret these anomalies not only as a reflection of mantle plume material in the composition of volcanic rocks, but also of its hybrid environment, as a consequence of plum-lithosphere remobilization. The presence of multi-directional geochemical trends made it possible to propose the concept of moving boundary values for the composition of indicator rocks of the intraplate type and adakites, which significantly expanded the possibilities of their diagnostics. The isotope-geochemical heterogeneity of basaltoids of the region is generally determined by the peculiarities of concentration of rocks with intraplate and adakite geochemical characteristics, which allows considering the asthenospheric diapirism as the main factor of petrogenesis of Pliocene-Quaternary volcanism in Kamchatka.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В., Базанова Л.И., Пинегина Т.К., Дирксен О.В. 0-650 гг. - этап сильнейшего природного катастрофизма нашей эры на Камчатке // Вулканология и сейсмология. 2003. Вып. 6. № 6. С. 3-23.    Annotation
Впервые выделен и описан этап сильнейшего в нашей эре многофакторного природного катастро-физма на Камчатке, датированный 0-650 гг. Его главными компонентами были: последние к настоящему времени катастрофические извержения (кальдерообразующее -240 г., объем пирокластики 18-19 км3, и субкальдерное -600 г., объем лавы и пирокластики 9.5-10.5 км3), которые сопровождались необратимыми изменениями рельефа на площадях в сотни км2 и оказали весьма негативное влияние на многие другие компоненты природной среды.; исключительно интенсивная активность других вулканов (извергалось не менее 75-80% всех действующих и потенциально активных вулканов Камчатки, произошли десятки сильных и катастрофических извержений); региональные катастрофические и сильные пеплопады; резкое, с большой амплитудой (от 1.5-2 до 12-15 м), тектоническое поднятие различных блоков на территории Камчатки; мощные землетрясения, сопровождавшиеся болыиеобъемными скальными обвалами, оползнями, сильными и частыми цунами. Допускается, что катастрофические события этого времени являются составной частью предполагаемого нами глобального этапа природного катастрофизма начала нашей эры.

We have identified, and describe in this paper, a phase of multifactor natural catastrophism that has been the greatest during our era in Kamchatka, to be dated 0-650 A. D. Its chief components were. The last catastrophic eruptions to have occurred (a caldera-generating one at about 240 A. D., the pyroclastics volume being 18-19 km3 and a subcaldera one around 600 A. D. with the volume of lava and pyroclastics 9.5-10.5 km3) which were followed by irreversible relief changes over areas of hundreds of square kilometers and have affected rather injuriously many other environmental components. An exceptionally intensive activity of the other volcanoes (at least 75-80% of all active and potebtially active Kamchatkan volcanoes were erupting, tens of large and catastrophic eruptions occurred). Regional catastrophic and large ashfalls. A sharp, large-amplitude (between 1.5-2 and 12-15 m) tectonic uplift of various blocks in Kamchatka. Large earthquakes accompanied by large-volume rockfalls, landslides, large and frequent tsunamis. The catastrophic events of that time are argued to have been part of a worldwide phase of natural catastrophism that we hypothesize to have occurred at the beginning of our era.


Recommended browsers for viewing this site: Google Chrome, Mozilla Firefox, Opera, Yandex. Using another browser may cause incorrect browsing of webpages.
 
Terms of use of IVS FEB RAS Geoportal materials and services

Copyright © Institute of Volcanology and Seismology FEB RAS, 2010-2021. Terms of use.
No part of the Geoportal and/or Geoportal content can be reproduced in any form whether electronically or otherwise without the prior consent of the copyright holder. You must provide a link to the Geoportal geoportal.kscnet.ru from your own website.
 
©Development&Design: roman@kscnet.ru