Bibliography
Volcano:
Group by:  
Jump to:     All     Articles     Books     Books sections     Dissertations     Conference Items     Documents     Copyright certificates     Weblinks     Other     
Records: 1776
Articles
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В., Сулержицкий Л.Д. Возраст и динамика формирования действующих вулканов Курило-Камчатской области // Известия АН СССР. Серия геологическая. 1990. Т. 4. С. 17-31.    Annotation
Theories are presented about the time of origin, dynamics and formation mechanism of active volcanoes in the Kuril-Kamchatka zone during the Late Pleistocene-Holocene period. The study was based on more than 500 radiocarbon dates and the results of geological, geomorphological, tephrochronological and isotopic geochronological research. It is noted that there are different rhythms in the activity of the volcanoes and in the mechanisms and rates of formation of the volcanic structures. Periods of synchronous activity of the volcanoes on Kamchatka and the Kuril islands, and apparently, in other volcanic areas are identified, suggesting their global nature. The concept of "active volcano' is discussed. -P.Cooke
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В., Сулержицкий Л.Д. Катастрофические кальдерообразующие извержения вулкана Ксудач в голоцене // Вулканология и сейсмология. 1995. № 4-5. С. 28-53.    Annotation
Реконструированы и датированы 14С-методом четыре плинианских извержения вулкана Ксудач, сформировавших три кальдеры обрушения: KCi и кальдеру V - 1700-1800 л. н.; КС2 + КС3 и кальдеру IV - 6000-6100 л. н.; КС4 и кальдеру III 8700-8800 л. н. Самым мощным было извержение KCi: 18-19 км3 пирокластики, высота эруптивной колонны до 23 км. Объем продуктов извержений КС2 + КС3 - 10-11 км3, КС4 - не менее 1,5-1,7 км3. Размеры кальдер: V - 4 X 6,5 км, IV - 5x6 км, поперечь III - предположительно 2-3 км. Вынос ювенильной пирокластики в ходе извержений было ритмичным. Каждый ритм начинался выбросом тефры, а завершался формированием пирокластических потоков. Состав продуктов варьировал от андезитов до риодацитов: КС2 и КС4 - преимущественно андезиты, КС3 - дациты и риодациты, KCi - риодацит. Предполагается, что "спусковой механизм" для начала всех кальдерообразующих извержений - внедрение свежей сильно нагретой магмы основного состава и смешение ее с остывающей кислой магмой существовавшего ранее очага. В соответствии со своими масштабами извержения должны были оказать влияние на климат и озоновый слой 3емли и найти отражение в виде кислотных пиков в Гренландском ледниковом щите.

Four Plinian eruptions from Ksudach volcano ha' been reconstructed and dated by the 14C method. Three collapse calderas formed as a resu of these eruptions: KSi and caldera V 1700-1800 yrs ago; KS2 + KS3 and caldera IV 6000- 6100 yrs ago; KS4 and caldera III 8700-8800 yrs ago. KSi was the most voluminous eruptio with 18-19 km of pyroclastics and column height reaching 23 km. The volume of produci of KS2 + KS3 was 10-11 km3 and that of KS4, at least 1.5-1.7 km3. Sizes of calderas wer as follows: V - 4 X 6.5 km, IV - 5x5 km, III - presumably 2-3 km across. The juveni pyroclastics were supplied during eruptions rather rhythmically. Each rhythm began wil tephra ejection and completed with the formation of pyroclastic flows. The composition < products varied from andesited to rhyodacites: KS2 and KS4 - andesites dominated, KS3 - dacites and rhyodacites, and KSi - rhyodacites. It is possible that "the mechanism triggering onsets of all caldera-forming eruptions was the intrusion of very hot fresh magma of basi composition and its mixing with less hotter acid magma in the magma chamber existe previously. The eruptions, in accordance with their scales, may have had an impact on clima and ozone layer of the Earth. It is likely that the large acidity peaks in Greenland ice cor* result from these eruptions.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Сулержицкий Л.Д. Катастрофические эксплозивные извержения вулканов Курило-Камчатской области в конце плейстоцена - начале голоцена // Доклады АН СССР. 1988. Т. 300. № 1. С. 175-180.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Сулержицкий Л.Д., Огородов Н.В., Егорова И.А., Кожемяка Н.Н., Лупикина Е.Г. Возраст вулканов Курило-Камчатской зоны // Вулканизм гидротермы и глубины Земли. Материалы к 3-му Всесоюзному вулканологическому совещанию, 28-31 мая 1969 г., Львов. Петропавловск-Камчатский: Дальневосточное книжное изд-во. 1969. С. 26-27.
Мелекесцев И.В., Волынец О.Н., Антонов А.Ю. Кальдера Немо III (о-в Онекотан, Северные Курилы): строение, 14С-возраст, динамика кальдерообразующего извержения, эволюция ювенильных продуктов // Вулканология и сейсмология. 1997. № 1. С. 32-51.    Annotation
Изучено строение кальдеры Немо III, возникшей 24,5-25 тыс. л.н. на севере о-ва Оне-котан (Северные Курилы). Описана пирокластика кальдерообразующей серии извержений, оценен ее объем (9-11 км3) и вес ((12-14) * 10^9т). Выявлен антидромный характер изменения состава ювенильных продуктов в ходе извержений (от дацитов до андезитобазальтов). Докальдерные породы и пирокластика кальдерообразующего извержения относятся к толеитовой, посткальдсрные - к известково-щелочной серии. В пемзах заключительного извержения установлены признаки смешения магм дацитового и андезитобазальтового (базальтового?) состава. Предполагается, что кальдерообразующая серия извержений вызвана инъекцией "свежей" магмы основного состава в ранее существовавший магматический очаг кислого состава, сформированный при фракционировании магмы, которая питала докальдерные вулканические аппараты.

This study is concerned with the structure of Nemo III caldera which came into being 24.500-25.000 B.P. in the north of Onekotan Island, Northern Kurils. We describe the pyroclastics of the caldera- generating eruption sequence, and estimate its volume (9-11 km3) and weight (12-14) * 10^9 t. The composition of juvenile products was found to vary in an antidromous manner during the eruptions from dacytes to basaltic andesites. The pre-caldera rocks and the pyroclastics of the caldera-generating eruption belong to the tholeiitic series, while the post-caldera rocks to the calc-alkalic. Evidence was found in the pumice discharged by the terminal eruption to indicate mixed magmas of dacyte and basaltic andesite (basaltic?) composition. The caldera-generating eruption sequence is supposed to have been caused by a "fresh" basic magma injected into a pre-existing acid magma chamber produced by fractionation of the magma which had been supplied to the pre-caldera volcanic structures.
Мелекесцев И.В., Глушкова О.Ю., Кирьянов В.Ю., Ложкин А.В., Сулержицкий Л.Д. Происхождение и возраст Магаданских вулканических пеплов // Доклады АН СССР. 1991. Т. 317. № 5. С. 1188-1192.
Мелекесцев И.В., Двигало В.Н., Кирсанова Т.П., Пономарева В.В., Певзнер М.М. 300 лет жизни камчатских вулканов: Молодой Шивелуч (анализ динамики и последствий эруптивной активности в XVII-XX вв.). Часть I. 1650-1964 гг. // Вулканология и сейсмология. 2003. № 5. С. 3-19.    Annotation
В первой из серии статей "300 лет жизни камчатских вулканов" рассмотрена и проанализирована 350-летняя история эруптивной активности вулкана Молодой Шивелуч - самого северного из действующих вулканических аппаратов на Камчатке, реконструированная на основе исторических документов и сведений, результатов геолого-вулканологических исследований и тефрохронологического датирования с использованием 14С метода. Установлены типы, параметры, геолого-геоморфологический эффект его извержений, их воздействие на окружающую среду, оценены объем и вес изверженных и перемещенных пород, продуктивность вулкана. С 1964 г. размеры возникших вулканических форм, динамика их роста и разрушения, объем изверженных пород определялись с помощью методов фотограмметрии. Часть I. 1650-1964 гг.

The present paper, the first in the serives "The 300 Years of Kamchatka Volcanoes", examines the 350-year eruptive history of Young Shiveluch Volcano, which is the northernmost of the active volcanic edifices in Kamchatka; the history was reconstructed from historical documents and evidence, results of geological volcanological research and tephrochronologic dating using the 14C method. The results include the types, parameters, geologic-geomorphologic effect of the volcano's eruptions, environmental impact, estimated volume and weight of erupted and displaced material, the volcano's discharge rate. Since 1964 the dimensions of the new volcanic forms, the dynamics of their growth and decay, and the volume of ejecta were found using photogrammetric techniques. Part I. 1650-1964.
Мелекесцев И.В., Двигало В.Н., Кирсанова Т.П., Пономарева В.В., Певзнер М.М. 300 лет жизни камчатских вулканов: Молодой Шивелуч (анализ динамики и последствий эруптивной активности в XVII-XX вв.). Часть II. 1965-2000 гг. // Вулканология и сейсмология. 2004. № 1. С. 5-24.    Annotation
В первой из серии статей "300 лет жизни камчатских вулканов" рассмотрена и проанализирована 350-летняя история эруптивной активности вулкана Молодой Шивелуч - самого северного из действующих вулканических аппаратов на Камчатке, реконструированная на основе исторических документов и сведений, результатов геолого-вулканологических исследований и тефрохронологического датирования с использованием 14С метода. Установлены типы, параметры, геолого-геоморфологический эффект его извержений, их воздействие на окружающую среду, оценены объем, вес изверженных и перемещенных пород, продуктивность вулкана. С 1964 г. размеры возникших вулканических форм, динамика их роста и разрушения, объем изверженных пород определялись с помощью методов фотограмметрии. Часть II. 1965-2000 гг.

The first paper in the series “The 300 Years of Kamchatka Volcanoes” has examined the 350-year eruptive history of Young Shiveluch Volcano, which is the northernmost of the active volcanic edifices in Kamchatka: the history was reconstructed from historical documents and evidences, results of geological volcanological research and tephrochronologic dating as well as the 14C method. The results include the types, parameters, geologic-geomorphologic effect of the volcano’s eruptions, environmental impact, estimated volume and weight of erupted and redeposited material, the volcano’s discharge rate. Since 1964 the sizes of the new volcanic forms, the dynamics of their growth and destruction, and the volume of ejecta were calculated using photogram-metric techniques. Part II. 1965-2000.
Мелекесцев И.В., Двигало В.Н., Кирьянов В.Ю., Курбатов А.В., Несмачный И.А. Вулкан Эбеко (Курильские острова): История эруптивной активности и будущая вулканическая опасность. Часть I // Вулканология и сейсмология. 1993. № 3. С. 69-81.    Annotation
По данным специальных геолого-геоморфологических и тефрохронологических исследований на базе 14С-датирования (более 20 дат) восстановлена эруптивная история вулкана Эбеко с момента его возникновения около 2400 лет назад до начала XVII в. Выделено шесть этапов повышенной активности продолжительностью по 200-300 лет, разделенных периодами относительного покоя такой же длительности. Показано, что извержение ювенильного материала (лав и пирокластики) происходило только в I этапе (420-200 гг. до н.э.). Все последующие извержения были фреатическими, хотя разной силы. По материалам аэрофотосъемок 1987, 1988 и 1990 гг. впервые сопоставлены крупномасштабные карты и топопланы вулканов группы Эбеко (Эбеко, Неожиданный, Незаметный) и прилежащих участков, детально описана современная морфология привершинной части в. Эбеко. Показано, что за исключением I эруптивного этапа, главная вулканическая опасность для района в. Эбеко и расположенного рядом г. Северо-Курильск исходила от прохождения мощных лахаров и выпадения тефры.

The eruptive history of Ebeko since its arising about 2400 years ago to the beginning of the 17th century was reconstructed based on data of special geological, gecmorphological, tephrochronological researches using the 14С dating (more than 20 dates). Six stages of increased activity with the duration of 200-300 years were recognized. These stages are divided by quiet periods of the same duration. It is shown that the eruption of juvenile material (lava and pyroclastic) took place only at the first stage (420-200 years before our era). All the next eruptions were phreatic, but of different power. Large-scale maps and lopoplans of the Ebeko volcanic group (Ebeko, Neozhidanhy, Nezametny) with the nearest areas were compiled and the present-day morphology of the Ebeko summit part was described m detail based on ariborne materials of 1987, 1988, 1990. It is presented that, not considering the first eruptive stage, the main volcanic hazard for the Ebeco region and the town of Severo-Kurilsk situated near the volcano came from the moving of large lahars and tephra fall.
Мелекесцев И.В., Двигало В.Н., Кирьянов В.Ю., Курбатов А.В., Несмачный И.А. Вулкан Эбеко (Курильские острова): история эруптивной активности и будущая вулканическая опасность. Часть II // Вулканология и сейсмология. 1993. № 4. С. 24-42.    Annotation
По историческим сведениям, дополненным тефрохронологическими исследованиями и материалами аэрофотосъемок I960, 1987, 1988, 1990 гг. района в. Эбеко, детально восстановлены последствия его извержений XVII-XX вв. Показано, что все извержения были фреатическими и условно фреатомагматическими с источником теплового питания в виде сильно нагретого дайково-силлового комплекса объемом более 1 км . приуроченного к зоне растяжения ССВ (аз. 25°) простирания, вдоль которого расположены вулканы хр. Вернадского на о-в Парамушир. Предполагается, что в будущем главная опасность для г. Северо-Курильска и прилежащих участков связана с прохождением большеобъемных лахаров по рекам Кузьминка и Матросская, начинающихся на в. Эбеко, в меньшей степени - с пеплопадами этого и других вулканов Северных Курил и Южной Камчатки. Доказывается, что серьезная угроза городу может возникнуть при будущем извержении в. Эбеко типа его извержения 1934-1935 гг. Рекомендованы меры для защиты города.

Consequences of the Ebeko eruptions in 17-20 centuries were reconstructured in detail based on history information and data of tephrochronoSogical investigations and air photography of 1960, 1987, 1988, 1990. It is shown that all the eruptions were phreatic and conditionally phreatomagmatic with thermal alimentation as a very heated dike-sill complex with volume of more than 1 km , in the zone of extension NNW (Az. 25°), where volcanoes of the Vernadsky ridge are located (Paramushir island). It is supposed that the main future hazard for the Severo-Kurilsk town and the nearest areas is expecting from the moving of lahars of large-volume along the Kuzminka and the Matrosskaya rivers originated from the Ebeko volcano. Lesser hazard is expecting from ashfalls produced by the Ebeko and other volcanoes of the North Kuril and the Souih Kamchatka. It is proved that a big hazard for the may arise from the future eruption of the Ebeko similar to those eruptions of 1934-1935. It is recommended some ways for defence of the town.



Recommended browsers for viewing this site: Google Chrome, Mozilla Firefox, Opera, Yandex. Using another browser may cause incorrect browsing of webpages.
 
Terms of use of IVS FEB RAS Geoportal materials and services

Copyright © Institute of Volcanology and Seismology FEB RAS, 2010-2021. Terms of use.
No part of the Geoportal and/or Geoportal content can be reproduced in any form whether electronically or otherwise without the prior consent of the copyright holder. You must provide a link to the Geoportal geoportal.kscnet.ru from your own website.
 
©Development&Design: roman@kscnet.ru