Библиография
Вулкан:
Группировать:  
Записей: 2553
Статьи
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А. Гигантские обвалы на вулканах // Вулканология и сейсмология. 1984. № 4. С. 14-23.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Базанова Л.И., Пономарева В.В., Сулержицкий Л.Д. Особый тип катастрофических эксплозивных извержений - голоценовые субкальдерные извержения Хангар, Ходуткинский "маар", Бараний Амфитеатр (Камчатка) // Вулканология и сейсмология. 1996. № 2. С. 3-24.
   Аннотация
Катастрофические эксплозивные извержения Хангар (~7000 14С-л. н.), Ходуткинский "маар" (~28ОО 14С-л. н.), Бараний Амфитеатр (~ 1500 14С-л. н.) выделены в особый тип субкальдерных извержений. По динамике, объему (1,5-15 км^3), облику, набору фаций и составу (от дацитов до риолитов) пирокластики они были аналогами кальдерообразующих извержений, но не сопровождались возникновением кальдер обрушения, объем полостей которых соответствовал бы объему выброшенной пирокластики в пересчете на твердую породу - магму. Несоответствие между "кальдерным" обликом пирокластики и типом эруптивного аппарата (эксплозивным кратером) объясняется, вероятно, значительной глубиной очагов кислой магмы, "гальванизированных" при внедрении в них высокотемпературной базальтовой магмы. Субкальдерные извержения начинались с мощного выброса тефры, резко преобладавшей по объему над другими вулканическими продуктами, затем формировались пирокластические потоки, с которыми ассоциировались пирокластические волны (pyroclastic surges). Такое повторение событий в ходе извержения было неоднократным. Большеобъемные взрывные брекчии не образовывались. Зоны интенсивного пеплопада охватывали площади n * 10^4 ... n * 10^5 км^2, поэтому датированные прослои тефры служат прекрасными региональными маркирующими горизонтами. Предполагается, что субкальдерные извержения влияли на климат Земли и нашли отражение в Гренландском ледниковом щите в виде синхронных кислотных пиков.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Двигало В.Н., Базанова Л.И. Исторические извержения Авачинского вулкана на Камчатке (попытка современной интерпретации и классификации для долгосрочного прогноза типа и параметров будущих извержений). Ч. I (1737-1909 гг.) // Вулканология и сейсмология. 1993. № 6. С. 13-27.
   Аннотация
На основе полученных авторами новых данных частично ревизованы прежние представления о характере извержений в. Авачинский в 1737-1909 гг., уточнен их тип и геолого-геоморфологический эффект, оценена связанная с ними вулканическая опасность. Показано, что за исключением эффузивно-эксплозивного извержения 1894-1895 гг., все остальные были чисто эксплозивными. Извержения 1737 г., 1779 г., 1827 г. отнесены к сильным для исторического эруптивного этапа, остальные (1772, 1851-1855,1878, 1881,1894-1895, 1901 и 1909 гг.) - к слабым и умеренным.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Двигало В.Н., Базанова Л.И. Исторические извержения Авачинского вулкана на Камчатке (попытка современной интерпретации и классификации для долгосрочного прогноза типа и параметров будущих извержений). Ч. II (1926-1991 гг.) // Вулканология и сейсмология. 1994. № 2. С. 3-23.
   Аннотация
Суммированы и дополнены за счет полученных авторами новых материалов данные прежних исследователей об извержениях 1926-1927, 1938 и 1945 гг., дано описание последнего извержения вулкана в январе 1991 г. Рассмотрена динамика эруптивной активности вулкана Авачинский в 1737-1991 гг., предложена классификация этих извержений. Дан прогноз типа и параметров будущего извержения вулкана, оценена связанная с ним вулканическая опасность. Рекомендовано запретить строительство населенных пунктов и хозяйственных объектов в юго-западном и южном секторах подножия вулкана Авачинский из-за высокой вулканической опасности.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Краевая Т.С., Сулержицкий Л.Д., Егорова И.А., Лупикина Е.Г. Применение комплексной методики для определения возраста четвертичных вулканических образований (на примере Камчатки) // Известия АН СССР. Серия геологическая. 1970. № 10. С. 149-152.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В. Динамика активности вулканов Мутновский и Горелый в голоцене и вулканическая опасность для прилегающих районов (по данным тефрохронологических исследований) // Вулканология и сейсмология. 1987. № 3. С. 3-18.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В., Базанова Л.И., Пинегина Т.К., Дирксен О.В. 0-650 гг. - этап сильнейшего природного катастрофизма нашей эры на Камчатке // Вулканология и сейсмология. 2003. Вып. 6. № 6. С. 3-23.
   Аннотация
Впервые выделен и описан этап сильнейшего в нашей эре многофакторного природного катастро-физма на Камчатке, датированный 0-650 гг. Его главными компонентами были: последние к настоящему времени катастрофические извержения (кальдерообразующее -240 г., объем пирокластики 18-19 км3, и субкальдерное -600 г., объем лавы и пирокластики 9.5-10.5 км3), которые сопровождались необратимыми изменениями рельефа на площадях в сотни км2 и оказали весьма негативное влияние на многие другие компоненты природной среды.; исключительно интенсивная активность других вулканов (извергалось не менее 75-80% всех действующих и потенциально активных вулканов Камчатки, произошли десятки сильных и катастрофических извержений); региональные катастрофические и сильные пеплопады; резкое, с большой амплитудой (от 1.5-2 до 12-15 м), тектоническое поднятие различных блоков на территории Камчатки; мощные землетрясения, сопровождавшиеся болыиеобъемными скальными обвалами, оползнями, сильными и частыми цунами. Допускается, что катастрофические события этого времени являются составной частью предполагаемого нами глобального этапа природного катастрофизма начала нашей эры.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В., Сулержицкий Л.Д. Возраст и динамика формирования действующих вулканов Курило-Камчатской области // Известия АН СССР. Серия геологическая. 1990. Т. 4. С. 17-31.
   Аннотация
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В., Сулержицкий Л.Д. Катастрофические кальдерообразующие извержения вулкана Ксудач в голоцене // Вулканология и сейсмология. 1995. № 4-5. С. 28-53.
   Аннотация
Реконструированы и датированы 14С-методом четыре плинианских извержения вулкана Ксудач, сформировавших три кальдеры обрушения: KCi и кальдеру V - 1700-1800 л. н.; КС2 + КС3 и кальдеру IV - 6000-6100 л. н.; КС4 и кальдеру III 8700-8800 л. н. Самым мощным было извержение KCi: 18-19 км3 пирокластики, высота эруптивной колонны до 23 км. Объем продуктов извержений КС2 + КС3 - 10-11 км3, КС4 - не менее 1,5-1,7 км3. Размеры кальдер: V - 4 X 6,5 км, IV - 5x6 км, поперечь III - предположительно 2-3 км. Вынос ювенильной пирокластики в ходе извержений было ритмичным. Каждый ритм начинался выбросом тефры, а завершался формированием пирокластических потоков. Состав продуктов варьировал от андезитов до риодацитов: КС2 и КС4 - преимущественно андезиты, КС3 - дациты и риодациты, KCi - риодацит. Предполагается, что "спусковой механизм" для начала всех кальдерообразующих извержений - внедрение свежей сильно нагретой магмы основного состава и смешение ее с остывающей кислой магмой существовавшего ранее очага. В соответствии со своими масштабами извержения должны были оказать влияние на климат и озоновый слой 3емли и найти отражение в виде кислотных пиков в Гренландском ледниковом щите.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Сулержицкий Л.Д. Катастрофические эксплозивные извержения вулканов Курило-Камчатской области в конце плейстоцена - начале голоцена // Доклады АН СССР. 1988. Т. 300. № 1. С. 175-180.