Bibliography
Volcano:
Group by:  
Jump to:     All     A     B     C     D     E     F     G     H     I     J     K     L     M     N     O     P     R     S     T     V     W     Y     Z     А     Б     В     Г     Д     Е     Ж     З     И     К     Л     М     Н     О     П     Р     С     Т     У     Ф     Х     Ц     Ч     Ш     Щ     Э     Я     
Records: 2604
 Т
Толбачинское трещинное извержение 2012−2013 гг. (ТТИ-50) / Отв. ред. Гордеев Е.И., Добрецов Н.Л. Новосибирск: Изд-во СО РАН. 2017. 421 с.
   Annotation
В настоящей монографии представлены результаты комплексных исследований Толбачинского трещинного извержения 2012−2013 гг. (ТТИ-50). Экспедиционными отрядами Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН с участием других институтов и Геофизической службы
РАН проводились наблюдения за ходом извержения, отбирались образцы изверженных продуктов, с помощью спутниковых наблюдений и аэрофотосъемки оценивались развитие лавовых потоков и их объем. Непрерывные сейсмические наблюдения и данные GPS станций позволили
оценить деформационные процессы, связанные с извержением.
В монографии подробно рассматриваются обобщенная вулкано-тектоническая позиция Ключевской группы вулканов и Толбачинского вулканического массива, развитие сейсмичности и деформационных процессов, предшествующих и сопровождавших ТТИ-50. Проведено детальное исследование вещественного состава продуктов извержения. Предыдущее трещинное извержение в этой зоне произошло в 1975−1976 гг. и было детально изучено различными методами, но за 36 лет появились новые технологии, которые позволили исследовать ТТИ-50 на современном уровне. Дистанционные исследования содержания газа в вулканических облаках, спутниковые наблюдения за распространением пепловых выбросов и лавовых потоков, а также инфракрасная съемка лавовых полей и активных кратеров и синвулканические геохимические и петрологические исследования дали возможность детально реконструировать весь процесс извержения.
Изучение изменения вещественного состава продуктов извержения ТТИ-50 во времени показало, что в начале извержения была дренирована верхняя, более остывшая и фракционированная, часть магматического очага. В последующем на поверхность начали поступать расплавы из более глубинных частей очага; геохимически это выразилось в смене состава пород. Детальное строение среды под Толбачинским вулканическим массивом было получено по данным наблюдения 30 сейсмических станций, специально установленных для исследования скоростной структуры. Сейсмотомографическая модель определяет несколько каналов питания вулкана ПлоскийТолбачик и ареальной зоны шлаковых конусов на Толбачинском доле. По предварительным данным определена взаимосвязь между глубинными зонами питания вулканов Ключевской, Безымянный и Толбачик.
Результаты, представленные в монографии, позволят сделать важные обобщения по механизму подобных извержений, строению коры и мантии под Ключевской группой вулканов и определению сложной системы магматического питания Толбачинского вулканического массива,связанной с общими особенностями Камчатской зоны субдукции.
Книга адресована специалистам в области петрологии, геологии, геофизики вулканизма, студентам и аспирантам соответствующих специальностей.
Толкунов А.Е. Игнимбриты и туфолавы предгорий Чаткальского хребта // Труды Лаборатории вулканологии АН СССР. 1961. Вып. 20. С. 188-198.
Толстых М.Л., Бабанский А. Д., Горбач Н.В., Мельников Д.В. Характеристики пеплов вулкана Шивелуч извержений декабря 2018 г. и августа 2019 г. // Вулканизм и связанные с ним процессы. Материалы XXIII ежегодной научной конференции, посвящённой Дню вулканолога, 2020. Петропавловск-Камчатский: ИВиС ДВО РАН. 2020. С. 56-59.
Толстых М.Л., Наумов В.Б., Бабанский А. Д., Богоявленская Г.Е., Хубуная С.А. Химический состав, летучие компоненты и элементы-примеси расплавов, формировавших андезиты вулканов Курило-Камчатского региона // Петрология. 2003. Т. 11. № 5. С. 451-470.
   Annotation
Проведены исследования расплавных включений в минералах некоторых вулканов Курило-Камчатского региона. Изучены андезитобазальты и андезиты вулканов, расположенных в пределах Центральной Камчатской депрессии (вулканы Шивелуч и Безымянный), Восточно-Камчатского вулканического пояса (вулканы Авачинский и Карымский) и на о. Итуруп, Южные Курилы (вулкан Кудрявый). Кроме того, изучены базальты извержения 1996 г. Карымского вулканического центра и дациты вулкана Дикий Гребень (Южная Камчатка). Использованы методы гомогенизации расплавных включений и анализ закаленных стекол этих включений с помощью электронного и ионного микрозонда. Изучено более 260 расплавных включений в минералах из 31 образца вулканических пород. Установлено, что составы расплавных включений во вкрапленниках андезитов сильно варьируют по основности: содержания SiO2 меняются от 56 до 80 мас. %, причем с ростом кремнезема закономерно уменьшаются содержания Аl2О3, FeO, MgO, CaO и увеличиваются содержания Na2O и К2О. При этом большая часть (~80 %) стекол включений имеет дацитовый и риолитовый состав. Однако составы кислых расплавов (SiO2 > 65 маc. %), формирующих андезиты, существенно отличаются от таковых, образующих дациты и риолиты, по содержаниям ТЮ2, FeO, MgO, CaO и К2О. На всех изученных вулканах также были обнаружены высококалиевые расплавы (К2О = 3.8-6.8 маc. %) независимо от содержаний в этих расплавах SiO2; (диапазон от 51.4 до 77.2 маc. %), что свидетельствует об участии в процессе генерации магматических расплавов всего региона какого-то компонента, селективно обогащенного калием. Впервые установленное широкое разнообразие состава расплавных включений в одних и тех же вкрапленниках плагиоклаза из андезитов вулкана Безымянный свидетельствует о сложной истории кристаллизации этих вкрапленников и, соответственно, эволюции расплавов, приведших к формированию андезитов. По содержаниям летучих компонентов расплавы разных вулканов значительно различаются. Максимальные концентрации Н2О установлены в расплавах вулканов Шивелуч (от 3.0 до 7.2 маc. % при среднем значении 4.7 маc. %) и Авачинский (4.7-4.8 маc. %), более низкие концентрации - в расплавах вулканов Кудрявый (0.1-2.6 маc. %), Дикий Гребень (0.4-1.8 маc. %) и Безымянный (<1 маc. %). Концентрации хлора в расплавах также различны: минимальные значения определены в расплавных включениях в минералахвулкана Безымянный (в среднем 0.09 маc. %), максимальные значения - в расплавных включениях в минералах андезитов вулкана Карымский (в среднем 0.26 маc. %). Промежуточные значения концентраций хлора в расплавах (0.13-0.20 маc. %) установлены для вулканов Авачинский, Дикий Гребень, Кудрявый и Шивелуч. По флюидным включениям СО2 в плагиоклазах андезитов вулкана Шивелуч определено давление, равное 350-1600 бар, что соответствует глубине магматической камеры 1.5-6 км. Определены концентрации 17 элементов-примесей в стеклах расплавных включений в плагиоклазах 5 вулканов (Авачинский, Безымянный, Дикий Гребень, Кудрявый и Шивелуч). По характеру распределения содержаний этих элементов изученные расплавы близки между собой: для всех отмечаются относительные минимумы по Nb и Ti и максимумы по В, К, Be, Li. По величине отношений Sr/Y, La/Yb, K/Ti и Ca/Sr расплавы близки типичным магмам островных дуг, а их различия между собой обусловлены региональными геохимическими особенностями. Кривые распределения редкоземельных элементов свидетельствуют о различной степени дифференцированности расплавов: на вулкане Кудрявый они более примитивны, а на вулкане Шивелуч наиболее дифференцированы.
Толстых М.Л., Наумов В.Б., Гавриленко M.Г., Озеров А.Ю., Кононкова Н.Н. Химический состав, летучие компоненты и элементы-примеси расплавов вулканического центра Горелый (Южная Камчатка) по данным изучения включений в минералах // Геохимия. 2012. № 6. С. 576-606.
   Annotation
Исследованы расплавные включения во вкрапленниках оливина и плагиоклаза из разновозрастных пород вулканического центра Горелый (Южная Камчатка): магнезиального базальта, андезитобазальтов, андезита, игнимбрита и дацита. Использован метод гомогенизации включений и анализ стекол 100 расплавных включений на электронном микрозонде и 24 включений на ионном микрозонде. Установлен весьма широкий диапазон кремнекислотности расплавов – от 45 до 74 мас. % SiO2. Сильно варьируют и содержания других петрогенных компонентов. Выделено 7 типов расплавов, различающихся по содержаниям кремния, натрия, калия, титана и фосфора. Среди расплавов основного состава (45–53% SiO2) обнаружены калиевые (в среднем 4.2% K2O, 1.7% Na2O, 1.0% TiO2, 0.20% P2O5), натровые (3.2% Na2O, 1.1% K2O, 1.1% TiO2, 0.40% P2O5) и титанистые с высоким содержанием фосфора (2.2% TiO2, 1.1% P2O5, 3.8% Na2O, 3.0% K2O). Среди расплавов среднего состава (53–64% SiO2) также встречаются как калиевые (5.6% K2O, 3.4% Na2O, 1.0% TiO2, 0.4% P2O5), так и натровые (4.3% Na2O, 2.8% K2O, 1.3% TiO2, 0.4% P2O5). Среди расплавов кислого состава (64–74% SiO2) имеются калиевые (4.5% K2O, 3.6% Na2O, 0.7% TiO2, 0.15% P2O5) и натровые (4.5% Na2O, 3.1% K2O, 0.7% TiO2, 0.13% P2O5). Таким образом, отличительной чертой вулканического центра Горелый является постоянное присутствие высококалиевых разностей во всем диапазоне кремнекислотности расплавов. Включения расплавов разных типов иногда обнаруживаются не только в одном и том же образце, но и в одних и тех же вкрапленниках. Натровые и калиевые типы расплавов различаются и по содержаниям хлора и фтора: в натровых расплавах больше хлора, а калиевые расплавы существенно обогащены фтором. Впервые для Курило-Камчатского региона установлены калиевые расплавы с очень высоким содержанием фтора – до 2.7 мас. % при среднем содержании 1.19 мас. % (17 анализов). Для натровых расплавов среднее содержание фтора равно 0.16 мас. % (37 анализов) Микроэлементный состав расплавов отличает обогащенность элементами разных групп – крупноионными литофилами (LILE), редкоземельными (особенно HREE) элементами, высокозарядными элементами (кроме Nb). В целом, все расплавы несут черты геохимического родства. Концентрации элементов закономерно возрастают от основных расплавов к кислым (за исключением содержаний Sr и Eu, что объясняется активным фракционированием плагиоклаза, а также Ti, входящего в рудную фазу). Сведены все опубликованные данные по вулканическим породам Курило-Камчатского региона, при исследовании которых обнаружены расплавные включения с высоким содержанием K2O (K2O/Na2O > 1). Сделан вывод о широком распространении высококалиевых расплавов, которые обнаружены на вулканах Авачинский, Безымянный, Большой Семячек, Дикий Гребень, Карымский, Кекукнайский, Кудрявый, Шивелуч, а также в хребтах Валагинский и Тумрок.
Толстых М.Л., Наумов В.Б., Озеров А.Ю., Кононкова Н.Н. Состав магм извержения 1996 г. Карымского вулканического центра (Камчатка) по данным изучения расплавных включений // Геохимия. 2001. № 5. С. 498–509
Троицкий В.Д. Краткий геоморфологический очерк района Карымского вулкана // Труды Камчатской вулканологической станции. 1947. Вып. 3. С. 49-88.
Троцкий А.Н. О поведении кратера Ключевского вулкана в 1935 г. // Известия Государственного географического общества. 1937. Т. 69. Вып. 6. С. 968-974.
Туфолавы Тр. лаб. вулканологии АН СССР. Вып. 14. / Отв. ред. Пийп Б.И. М.: АН СССР. 1955. № 14. 67 с.
 У
Устиев Е.К. Анюйский вулкан и проблемы четвертичного вулканизма Северо-Востока СССР. М.: Гос. науч.-тех. изд-во лит-ры по геологии и охране недр. 1961. 124 с.