Main BibliographyПо дате публикаций
 
 Bibliography
Volcano:

 
Jump to:
Records: 2177
Pages:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218
 1998
Авдейко Г.П., Пилипенко Г.Ф., Палуева А.А., Напылова О.А. Геотектонические позиции современных гидротермальных проявлений Камчатки // Вулканология и сейсмология. 1998. № 6. С. 85-99.    Annotation
Большинство гидротермальных проявлений и все высокотемпературные гидротермальные системы локализованы в пределах трех вулканических поясов (Восточно-Камчатского, Южно-Камчатского и Срединного хребта), связанных с зонами субдукции. Поддвиг в зоне субдукции под Срединным хребтом в настоящее время прекратился. Помимо геологических данных это подтверждается тем, что вынос тепла гидротермами Срединного хребта на порядок ниже, чем на Восточной и Южной Камчатке. Пространственное распределение гидротерм почти идентично во всех поясах. При ширине вулканических поясов и зон гидротермальной активности 90-100 км более 95% выносимого гидротермами тепла приурочено к зонам шириной -45 км, примыкающим к вулканическим фронтам. Вулканические фронты дуг являются четкими границами, за которыми нынос тепла резко обрывается. Типичен дискретный характер выноса тепла вдоль вулканических поясов с характерным расстоянием 70-100 км между пиковыми значениями тепловой разгрузки. Количественная оценка вклада возможных источников тепла и воды в формирование гидротермальных систем показала, что единственный реальный источник тепла - близповерхностные магматические очаги. Рассмотрен сценарий возможного тепломассопереноса, приводящий к формированию гидротермальных систем и связанных с ними рудопроявлений.

Most of the hot .springs and all high-temperature hydrothermal systems are located within the three volcanic belts: East Kamchatka, South Kamchatka and Srcdinny Ridge connected with the zones of subduction. At the present time subduction beneath the Sredinny Ridge has stopped and the Central Kamchatka depression is now a relict of the continental slope of deep-sea trench. This is supported not only by the geological data but also by the fact that heat release by hot springs in the Sredinny Ridge is an order of magnitude lower then within East and South Kamchatka. Distribution of the hot springs is similar in all three belts. At 90-100 km width of the volcanic belts and of zones of the hydrothermal activity over 95% of heat is released by the sources located within the 45-km wide near-frontal zones. Voicanic fronts of the arcs are the clear boundaries beyond which heat release discontinues sharply. The descreate heat release is observed along the volcanic belts at the typical distances of 70-100 km between the maxim of heat release. Quantitative estimation of the probable heat and water contribution into the hydrothermal system formation showed that the only real heal source are the near surface magmatic chambers. Scenario of the probable heat and mass transfer leading to the formation of the hydrothermal systems and connected with them ore deposits has been considered.
Авдейко Г.П., Пилипенко Г.Ф., Хворостов В.П. Тектонические позиции и условия образования современных гидротермальных систем и Au-Ag рудопроявлений Камчатки // Минерало-рудообразование в вулканогидротермальных системах островных дуг (Камчатка-Курильские острова-Японские острова): Материалы Российско-японского полевого семинара, г. Петропавловск-Камчатский, Россия, 25 июля-2 августа 1998 г. 1998. С. 15-17.
Белоусов А.Б., Белоусова М.Г. Извержения вулкана Безымянный // Природа. 1998. Т. 3. С. 35-38.
Белоусов А.Б., Белоусова М.Г. Отложения и последовательность событий извержения вулкана Безымянный 30 марта 1956 г. // Вулканология и сейсмология. 1998. № 1. С. 25-40.    Annotation
Детальное изучение отложений в сопоставлении с описаниями извержения показало, что 30 марта 1956 г. на вулкане Безымянный (Центральная Камчатка) произошел обрушение - оползень восточного склона вулканической постройки объемом 0,5 км3. Устойчивость вулкана была нарушена внедрением порции магматического расплава в его постройку и виде купола и криптокупола на докульминационной стадии извержения. Обвал трансформировался в холодную (< 100°С) обломочную лавину, скорость которой превышала 60 м/с на расстоянии 10 км от вулкана. Обломочная лавина образовала три ветви, вложенные в речные долины. Максимальный путь (22 км) прошла Центральная ветвь. В процессе распространения обломочная лавина сдирала и толкала перед собой вал материала подножья вулкана (снег, почву, аллювий, растительность), который образовал протяженные грязевые потоки. За обрушением последовал кастрофический направленный взрыв, вызванный декомпрессией купола и криптокупола, и произошло извержение пирокластических потоков.

A detailed reexamination of the deposits and comparison with the descriptions of the eruption revealed that on March 30, 1956, a collapse and a landslide 0.5 km3 in volume took place on the eastern slope of Bezymyannyi (Central Kamchatka). After a series of explosions, an old dome was slowly uplifted by rising magma, and a cryptodome intruded the eastern flank prior to a cataclysmic explosion. A rockslide changed to a cold (< 100°C) debris avalanche which rushed down at a speed of more than 60 m/s and covered a distance of 10 km from the volcano. The avalanche split into three branches that flowed along the river valleys. The central flow covered the largest distance (22 km). The avalanche stripped and pushed the material at the volcano's foot (snow, soil, alluvium, and vegetation), which produced long mud flows. The landslide unroofed the cryptodome and triggering a devastating lateral blast followed by the eruption of pyroclastic flows.
Белоусов А.Б., Фирстов П.П., Жданова Е.Ю. Извержения вулкана Безымянный в 1993-1995 гг. // Вулканология и сейсмология. 1998. № 3. С. 60-70.
Богатиков О.А., Мелекесцев И.В., Гурбанов А.Г., Катов Д.М., Пурига А.И. Катастрофические палеолахары вулкана Эльбрус (Северный Кавказ) // Доклады Академии наук. 1998. Т. 362. № 4. С. 518-521.
Богатиков О.А., Мелекесцев И.В., Гурбанов А.Г., Катов Д.М., Пурига А.И. Эльбрусская кальдера (Северный Кавказ) // Доклады Академии наук. 1998. Т. 363. № 4. С. 515-517.
Богатиков О.А., Мелекесцев И.В., Гурбанов А.Г., Сулержицкий Л.Д., Катов Д.М., Пурига А.И. Радиоуглеродное датирование голоценовых извержений вулкана Эльбрус (Северный Кавказ, Россия) // Доклады Академии наук. 1998. Т. 363. № 2. С. 219-221.
Брайцева О.А., Базанова Л.И., Мелекесцев И.В., Сулержицкий Л.Д. Крупнейшие голоценовые извержения вулкана Авачинский на Камчатке (этап 7250-3700 14С лет назад) // Вулканология и сейсмология. 1998. № 1. С. 3-24.    Annotation
Реконструированы хронология, динамика и параметры семи крупнейших извержений андезитового этапа 1Ав 7250-3700 14С-лет назад (л.н.) вулкана Авачинский на Камчатке, начавшегося после >2000-летнего периода относительного покоя. Описаны их ювенильные (андезитовая пирокластика) и резургентные продукты, оценен геолого-геоморфологический эффект. Самое мощное извержение (объем продуктов 8-10 км3) было 7250, последующие - 5700 (3*0,34 км3), 5600 (3*0,4 км3), 5500 (1,34 км3), 5000 (0,5 км3), 4500 (>1,1 км3), 4000 ( 0,6 км3) 14С-л.н. Среди изверженных продуктов преобладала тефра, пирокластические потоки имели место лишь при извержениях 5500 и 5000 л.н. Предполагается, что большинство извержений могло давать кислотные пики разной интенсивности в Гренландском ледниковом щите.

The chronology, dynamics, and parameters of seven large eruptions of Avacha Volcano were reconstructed for its IAv andesitic period 7250-370014C years B.P., which began after a >2000-year period of relative quiescence. Their juvenile (andesitic pyroclastics) and resurgent products are described, and the geological and geomorphological consequences are evaluated. The largest eruption occurred 715014C years B.P. (8-10 km3 of erupted material). The subsequent events occurred 5700 (≥0.34 km3), 5600 (≥0.4 km3), 5500 (>1.34 km3), 5000 (≥0.5 km3), 4500 (>1.1 km3), and 4000 (≥0.6 km3) 14C years B.P. The erupted rocks were dominated by tephra; pyroclastic flows occurred only during the events of 5500 and 5000 years ago. It is believed that most of the eruptions produced acid peaks of varying intensity in the Greenland ice sheet.
Вакин Е.А., Пилипенко Г.Ф. Гидротермы Карымского озера после подводного извержения 1996 г. // Вулканология и сейсмология. 1998. № 2. С. 3-27.





 

Recommended browsers for viewing this site: Google Chrome, Mozilla Firefox, Opera, Yandex. Using another browser may cause incorrect browsing of webpages.
 
Terms of use of IVS FEB RAS Geoportal materials and services

Copyright © Institute of Volcanology and Seismology FEB RAS, 2010-2020. Terms of use.
No part of the Geoportal and/or Geoportal content can be reproduced in any form whether electronically or otherwise without the prior consent of the copyright holder. You must provide a link to the Geoportal geoportal.kscnet.ru from your own website.
 
©Design: roman@kscnet.ru