Библиография
Вулкан:
Группировать:  
Выбрать:
Записей: 2521
 2010
Torsvik T., Paris R., Didenkulova I., Pelinovsky E., Belousov A., Belousova M. Numerical simulation of a tsunami event during the 1996 volcanic eruption in Karymskoye lake, Kamchatka, Russia // Natural Hazards and Earth System Science. 2010. Vol. 10. № 11. P. 2359-2369. doi:10.5194/nhess-10-2359-2010.
Авдейко Г.П., Палуева А.А., Хлебородова О.А. Внутриплитные базальты и адакиты Восточной Камчатки: условия образования // Вестник КРАУНЦ. Серия: Науки о Земле. 2010. Вып. 16. № 2. С. 55-65.    Аннотация
На основе анализа опубликованных данных по вещественному составу, геолого-структурным позициям, пространственному положению и возрасту щелочных и субщелочных базальтов восточно-камчатского вулканического пояса с внутриплитными геохимическими характеристиками предложена геодинамическая модель их образования. По этой модели щелочные базальты образовались в результате низкой степени парциального плавления мантийного плюма типа «andersonian». Этот мантийный плюм был сформирован в астеносфере под тихоокеанской плитой на расстоянии 400-500 км к востоку от курило-камчатского глубоководного желоба в результате флексурообразования, по аналогии с моделью (Hirano et al., 2006), а затем конвективным течением перемещен к вновь формирующейся зоне субдукции. Адакиты образовались путем плавления фронтальной части тихоокеанской плиты в начальный период субдукции на контакте с мантийным плюмом. Модель объясняет и короткий интервал времени формирования щелочных пород, и последовательную смену их субщелочными породами, адакитами, а затем типичными субдукционными известково-щелочными породами, и пространственное нахождение рассмотренных комплексов только в зоне перескока субдукции.

Geodynamic model of alkaline basaltoids with intraplate geochemical characteristics was developed on the base of systematization and analysis their space and time data in the East Kamchatka volcanic arc. The alkaline «intraplate» rocks in the East Kamchatka were formed as a result of partial melting at low degree of an «andersonian» type mantle plume. This mantle plume was generated in the astenosphere beneath the Pacific plate about 400-500 km from the deep sea trench similarly Hirano et al. (2006) flexure model and then was moved to the new forming East Kamchatka subduction zone by mantle convection. Adakites were produced by partial melting of the frontal part of the subducting Pacific plate in the initial stage of subduction. The model explains a short time of the formation of alkaline rocks, and their change by transitional rocks and adakites, and then by typical calk-alkaline rocks, and their position only in the subduction zone jump to the present-day position.
Андреев В.И., Пузанков М.Ю. Вулкан Большая Ипелька - геологические и геохимические особенности // Материалы конференции, посвященной Дню вулканолога. Петропавловск-Камчатский, 30-31 марта 2009 г. Петропавловск-Камчатский: ИВиС ДВО РАН. 2010. С. 85-91. 210 с.    Аннотация
Содержание и соотношение радиоактивных элементов (РАЭ) в вулканогенных породах является индикаторным и используется в различных исследованиях, построениях и реконструкциях. В работе рассмотрена взаимосвязь содержания радиоактивных элементов в вулканитах с геологическим строением вулкана Большая Ипелька, динамикой его извержений, особенностями становления изверженных пород и некоторых постмагматических процессов. Приведено возможное объяснение необычного для четвертичных вулканитов Камчатки содержания и соотношения (РАЭ).

Bolshaya Ipelka is a shield-shaped volcano, the largest among the units of this type in Kamchatka. The most typical mega-plagiophyre volcanites show that Th/U ratio for the rocks is equal to 3.6, though the standard value for Kamchatka Quarternary volcanites comprises about 1.5. The reason of the untypical content and, respectively, the ratio of these components might be oxidation and further migration of uranium. Conditions for this likely occurred in shallow circulating peripheral magma chambers not only at Ipelka, but to less extend at some other volcanoes with mega-plagiophyre variations of magmas.
Викулин А.В., Акманова Д.Р., Осипова Н.А. Вулканизм как индикатор геодинамических процессов // Литосфера. 2010. № 3. С. 5-11.    Аннотация
С целью выявления и изучения особенностей геодинамических процессов, авторами была составлена база, включающая в едином формате все известные данные о землетрясениях и извержениях вулканов планеты за последние 4.5 тыс. и 12 тыс. лет соответственно. С использованием этих данных показано, что энергетические (графики повторяемости) и пространственно-временные (скорости миграции) свойства распределения чисел землетрясений и извержений вулканов являются близкими, что позволяет вулканизм (как сейсмичность и тектонику) рассматривать как индикатор планетарного геодинамического процесса.
Гирина О.А. Конвективная гравитационная дифференциация пирокластики андезитовых вулканов // Литосфера. 2010. № 3. С. 135-144.    Аннотация
Рассмотрены основные типы пирокластических пород, формирующихся при эксплозивных извержениях андезитовых вулканов. Показано, что их генезис обусловлен конвективной гравитационной дифференциацией пирокластической массы, движущейся по склону вулкана в процессе извержения.

The main types of pyroclastic rocks formed during explosive eruptions of andesitic volcanoes are presented in this work. It is shown that their genesis is due to convective gravitational differentiation of pyroclastic masses moving along slope of volcano during explosive eruption.
Гирина О.А., Маневич А.Г., Мельников Д.В., Нуждаев А.А., Ушаков С.В., Коновалова О.А. Активность вулкана Корякский с октября 2008 г. по октябрь 2009 г. по данным KVERT // Материалы конференции, посвященной Дню вулканолога «Современный вулканизм и связанные с ним процессы», Петропавловск-Камчатский, 29-30 марта 2010 г. Петропавловск-Камчатский: ИВиС ДВО РАН. 2010. С. 15-23.    Аннотация
Seismic activity at Koryaksky volcano has started to increase since March 2008. A fumarole on the western flank of the volcano was observed in late October. On 22 December the satellite images revealed first ash plumes drifted NE for 200 km. The increased activity of the volcano was registered in March-April and August 2009. For these periods volcano has produced numerous gas plumes with various amount of ash drifted primarily E and W for 600 km.
Гришин С.Ю., Гирина О.А., Верещага Е.М., Витер И.В. Мощное извержение вулкана Пик Сарычева (Курильские острова, 2009 г.) и его воздействие на растительный покров // Вестник ДВО РАН. 2010. № 3. С. 40-50.    Аннотация
Рассматривается очень сильное извержение влк. Пик Сарычева (о-в Матуа, центральные Курилы) в июне 2009 г. По дистанционным данным (фото из космоса) и наземным наблюдениям, проведенным летом 2009 г., описывается характер извержения и его катастрофическое воздействие на природу острова (на примере растительности).

Very powerful eruption of Sarychev Peak volcano (Matua Isl., the Central Kuriles) in June 2009 is examined in the paper. Nature of the eruption and its catastrophic impact on the island ecosystem (using vegetation as an example) are described based on remote sensing data (photos from the space) and ground observations, carried out in summer of 2009.
Гришин С.Ю., Мелекесцев И.В. Лавовые потоки (извержение 2009 г.) вулкана Пик Сарычева (Центральные Курилы) // Вестник КРАУНЦ. Серия: Науки о Земле. 2010. Вып. 15. № 1. С. 232-239.    Аннотация
Впервые выявлены и кратко описаны два лавовых потока катастрофического извержения 12-15 июня 2009 г. вулкана Пик Сарычева на о. Матуа (Центральные Курилы). Ранее это извержение считалось чисто эксплозивным. Длина потоков – около 2.4 и 2.7 км, ширина – 100-150 м, с локальными расширениями до 350 м. Площадь потоков ~ 0.8 км2, объем лавы ~ 10 млн м3. Лавовые потоки двигались по радиальным ложбинам субсинхронно со шлаковыми пирокластическими потоками и частично перекрывались пирокластикой. Потоки выжгли заросли ольхового стланика и горные луга.

This paper contains a first brief description for two lava flows from the 12-15 June, 2009 catastrophic eruption produced by Sarychev Peak, Matua Island, the Central Kuriles. Previously this eruption was considered to be explosive. The flows from the eruption are about 2.4 and 2.7 km long and 100 to 150 m wide, in some places they are as wide as 350 m. The flows occupy the territory of 0.8 km2 with lava volume of 10 million km3. They travelled along sector grabens simultaneously with pyroclastic flows burning elder woods and mountain meadows and were partially overlapped by pyroclastics.
Дирксен О.В., Базанова Л.И. Извержение конуса Веер как вулканическое событие периода активизации вулканизма начала нашей эры на Камчатке // Вулканология и сейсмология. 2010. № 6. С. 15-21.    Аннотация
Тефрохронологические исследования, проведенные в долине р. Левая Авача, позволили установить истинный возраст шлакового конуса Веер, который образовался примерно в 470 г. н.э. (1600 14 л.н.). Эти данные опровергают существовавшие до настоящего времени представления о дате его формирования в 1856 г. Моногенный конус Веер необходимо исключить из каталогов исторических извержений и действующих вулканов Камчатки. Извержение конуса явилось проявлением общекамчатской активизации эндогенных процессов, происходившей в 0-650 гг. н.э.

Tephrochronologic studies conducted in the Levaya Avacha River valley helped determine the true age of the Veer cinder cone, which formed approximately in 470 AD (1600 14C BP). These data refute the existing idea that it was generated in 1856. The monogenetic Veer cone should be cancelled from the catalogs of historical eruptions and active volcanoes in Kamchatka. The eruption of this cone was a reflection of the all-Kamchatkan increase in the activity of endogenous processes that occurred in 0–650 AD.
Иванов В.В. Активизация вулкана Корякский (Камчатка) в конце 2008 – начале 2009 гг.: оценки выноса тепла и водного флюида, концептуальная модель подъема магмы и прогноз развития активизации // Материалы конференции, посвященной Дню вулканолога. Петропавловск-Камчатский, 30-31 марта 2009 г. Петропавловск-Камчатский: ИВиС ДВО РАН. 2010. С. 24-38.