Вулкан Карымский. Библиография
Группировать:  
Записей: 219
Страницы:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
Сотников В.И., Иванов Б.В., Арнаутов Н.В. Распределение молибдена в продуктах извержения некоторых вулканов Карымской группы на Камчатке // Вулканизм и глубины Земли. Материалы III Всесоюзного вулканологического совещания, 28-31 мая 1969 г., Львов. М.: Наука. 1971. С. 313-317.
Сторчеус А.В., Озеров А.Ю., Фирстов П.П., Маневич А.Г. Механизм генерации автоколебаний при эксплозиях вулкана Карымский // Материалы 4-го международного совещания по процессам в зонах субдукции Японской, Курило-Камчатской и Алеутской островных дуг. Петропавловск-Камчатский: ИВиС ДВО РАН. 2004. С. 79-80.
Сторчеус А.В., Фирстов П.П., Озеров А.Ю. Возможный механизм генерации акустических и сейсмических волн при пульсирующем истечении газо-пепловой смеси на вулкане Карымский // Вулканология и сейсмология. 2006. № 5. С. 3-16.
Типизация проявлений вулканизма и факторов его воздействия на природную среду в различных геодинамических обстановках (в части вулканической деятельности в обстановках конвергентных границ литосферных плит). Научно-технический отчет по этапу №1 НИР «Исследование вулканических процессов и возможности их регулирования» (промежуточный). 2008. 116 с.
Толстых М.Л., Наумов В.Б., Бабанский А. Д., Богоявленская Г.Е., Хубуная С.А. Химический состав, летучие компоненты и элементы-примеси расплавов, формировавших андезиты вулканов Курило-Камчатского региона // Петрология. 2003. Т. 11. № 5. С. 451-470.    Аннотация
Проведены исследования расплавных включений в минералах некоторых вулканов Курило-Камчатского региона. Изучены андезитобазальты и андезиты вулканов, расположенных в пределах Центральной Камчатской депрессии (вулканы Шивелуч и Безымянный), Восточно-Камчатского вулканического пояса (вулканы Авачинский и Карымский) и на о. Итуруп, Южные Курилы (вулкан Кудрявый). Кроме того, изучены базальты извержения 1996 г. Карымского вулканического центра и дациты вулкана Дикий Гребень (Южная Камчатка). Использованы методы гомогенизации расплавных включений и анализ закаленных стекол этих включений с помощью электронного и ионного микрозонда. Изучено более 260 расплавных включений в минералах из 31 образца вулканических пород. Установлено, что составы расплавных включений во вкрапленниках андезитов сильно варьируют по основности: содержания SiO2 меняются от 56 до 80 мас. %, причем с ростом кремнезема закономерно уменьшаются содержания Аl2О3, FeO, MgO, CaO и увеличиваются содержания Na2O и К2О. При этом большая часть (~80 %) стекол включений имеет дацитовый и риолитовый состав. Однако составы кислых расплавов (SiO2 > 65 маc. %), формирующих андезиты, существенно отличаются от таковых, образующих дациты и риолиты, по содержаниям ТЮ2, FeO, MgO, CaO и К2О. На всех изученных вулканах также были обнаружены высококалиевые расплавы (К2О = 3.8-6.8 маc. %) независимо от содержаний в этих расплавах SiO2; (диапазон от 51.4 до 77.2 маc. %), что свидетельствует об участии в процессе генерации магматических расплавов всего региона какого-то компонента, селективно обогащенного калием. Впервые установленное широкое разнообразие состава расплавных включений в одних и тех же вкрапленниках плагиоклаза из андезитов вулкана Безымянный свидетельствует о сложной истории кристаллизации этих вкрапленников и, соответственно, эволюции расплавов, приведших к формированию андезитов. По содержаниям летучих компонентов расплавы разных вулканов значительно различаются. Максимальные концентрации Н2О установлены в расплавах вулканов Шивелуч (от 3.0 до 7.2 маc. % при среднем значении 4.7 маc. %) и Авачинский (4.7-4.8 маc. %), более низкие концентрации - в расплавах вулканов Кудрявый (0.1-2.6 маc. %), Дикий Гребень (0.4-1.8 маc. %) и Безымянный (<1 маc. %). Концентрации хлора в расплавах также различны: минимальные значения определены в расплавных включениях в минералахвулкана Безымянный (в среднем 0.09 маc. %), максимальные значения - в расплавных включениях в минералах андезитов вулкана Карымский (в среднем 0.26 маc. %). Промежуточные значения концентраций хлора в расплавах (0.13-0.20 маc. %) установлены для вулканов Авачинский, Дикий Гребень, Кудрявый и Шивелуч. По флюидным включениям СО2 в плагиоклазах андезитов вулкана Шивелуч определено давление, равное 350-1600 бар, что соответствует глубине магматической камеры 1.5-6 км. Определены концентрации 17 элементов-примесей в стеклах расплавных включений в плагиоклазах 5 вулканов (Авачинский, Безымянный, Дикий Гребень, Кудрявый и Шивелуч). По характеру распределения содержаний этих элементов изученные расплавы близки между собой: для всех отмечаются относительные минимумы по Nb и Ti и максимумы по В, К, Be, Li. По величине отношений Sr/Y, La/Yb, K/Ti и Ca/Sr расплавы близки типичным магмам островных дуг, а их различия между собой обусловлены региональными геохимическими особенностями. Кривые распределения редкоземельных элементов свидетельствуют о различной степени дифференцированности расплавов: на вулкане Кудрявый они более примитивны, а на вулкане Шивелуч наиболее дифференцированы.
Толстых М.Л., Наумов В.Б., Озеров А.Ю., Кононкова Н.Н. Состав магм извержения 1996 г. Карымского вулканического центра (Камчатка) по данным изучения расплавных включений // Геохимия. 2001. № 5. С. 498–509
Троицкий В.Д. Краткий геоморфологический очерк района Карымского вулкана // Труды Камчатской вулканологической станции. 1947. № 3. С. 49-88.
Федотов С.А. Об извержениях в кальдере Академии Наук и Карымского вулкана на Камчатке в 1996 г., их изучении и механизме // Вулканология и сейсмология. 1997. № 5. С. 3-37.    Аннотация
Статья посвящена извержениям, одновременно начавшимся в Карымском вулканическом центре на Камчатке в 1996 г., и связанным с ними явлениям. 1 января 1996 г. здесь начался сильный рой землетрясений с М до 6,9. 2 января 1996 г. последовало монотонное вершинное извержение Карымского вулкана, которое шло с расходом андезитодацитовой лавы 0,8 т/с до марта 1997 г. и далее. 2-3 января 1996 г. в результате внедрения базальтов по трещине после 28 тыс. лет покоя в кальдере Академии Наук произошло фреатомагматическое извержение с расходом пирокластики 800 т/с. Расстояние между кратерами извержений 6 км. Наблюдались базисные волны подводных взрывов, высокие цунами и образование нового полуострова в кальдерном озере, растяжение земной поверхности величиной более 2,3 м, превращение пресного кальдерного озера объемом 0,47 км3 в кислое (рН 3,2). Приведены краткие сведения о состоянии вулканического центра к концу 1995 г., успешном прогнозе, самих извержениях. Оценены глубина центра давления основного магматического очага (18,3 ± 0,8 км), объем коровых питающих магматических очагов (400 км3), возможные размеры внедрившейся дайки в прочных слоях коры (мощность 0,7 м, длина 4700 м). Рассмотрены вероятный механизм и связь происходивших процессов и извержений.

This paper is concerned with the eruptions that began simultaneously in the Karymsky volcanic center, Kamchatka, in 1996 and associated phenomena. A significant earthquake swarm started occurring there on January 1, 1996 with magnitudes as high as 6.9. A monoton. summit eruption of Karymsky Volcano followed on January 2, which has continued discharging andesite-dacite lava at a rate of 0.8 t/s until March 1997 and later. Basalts were emplaced along a fissure after 28 000 years of repose producing a phreatomagmatic eruption in the Akademia Nauk caldera at pyroclastic discharge rates of over 800 t/s. The distance between the erupting vents is 6 km. Basic tnunamt. waves resulting from underwater explosions and a high tsunami were observed, a new peninsula developed in the caldera lake, the ground surface experienced an extension of more than 2,3 m, and the fresh-water caldera lake of volume 0.47 km3 was transformed into an acid one (pH 3,2). Brief information is provided on the state of the volcanic center by the late 1995, a successful prediction, and the eruptions themselves. We estimate the depth to the pressure center in the primary magma chamber (18,3 ± 0,8 km), the volume of the crustal magma chambers (400 km3), possible dimensions of the emplaced dike in the stronger crustal layers (thickness 0,7 m, length 4700 m). We discuss a likely mechanism for and relations between the observed processes and the eruptions.
Федотов С.А. Пробуждение // Поиск. 1996. № 3-4 (349-350). С. 15
Федотов С.А., Иванов Б.В., Двигало В.Н., Кирсанов И.Т., Муравьев Я.Д., Овсянников А.А., Разина А.А., Селиверстов Н.И., Степанов В.В., Хренов А.П., Чирков А.М. Деятельность вулканов Камчатки и Курильских островов в 1984 г. // Вулканология и сейсмология. 1985. № 5. С. 3-23.


Рекомендуемые браузеры для просмотра данного сайта: Google Chrome, Mozilla Firefox, Opera, Yandex. Использование другого браузера может повлечь некорректное отображение содержимого веб-страниц.
 
Условия использования материалов и сервисов Геопортала

Copyright © Институт вулканологии и сейсмологии ДВО РАН, 2010-2020. Пользовательское соглашение.
Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов Геопортала может осуществляться лишь с разрешения правообладателя и только при наличии ссылки на geoportal.kscnet.ru
 
©Development&Design: roman@kscnet.ru