Karymsky Volcano. Bibliography
Group by:  
Records: 241
Pages:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
Сенюков С.Л., Дрознина С.Я., Нуждина И.Н., Гарбузова В.Т., Кожевникова Т.Ю. Исследования вулканов Камчатки дистанционными методами в 2005 году // Проблемы эксплозивного вулканизма (к 50-летию катастрофического извержения вулкана Безымянный). Материалы первого международного симпозиума. Петропавловск-Камчатский, 25-30 марта 2006 г. Петропавловск-Камчатский: ИВиС ДВО РАН. 2006. С. 64-75.    Annotation
MONITORING OF ACTIVE KAMCHATKAN VOLCANOES
USING REMOTE METHODS IN 2005
Sergey L. Senyukov, Svetlana Y. Droznina, Irina N. Nuzhdina,
Valentina T. Garbuzova, and Tatiana Y. Kozhevnikova
Kamchatkan Branch of the Geophysical Survey of the RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky, 683006, RUSSIA
e-mail: ssl@emsd.ru
Kamchatkan Branch of the Geophysical Survey (KBGS) RAS has being monitored
volcanic activity since February 2000 (http://emsd.iks.ru/~ssl/monitoring/main.htm)
using three remote methods: 1) Seismic monitoring is a leading method (processing and
interpretation of the data from automatic telemetric seismic stations); 2) Visual and video
observation; 3) Satellite observation. Processing and interpretation of the sensor AVHRR
data from satellite NOAA. Data from KCCM (Kamchatsky Centre of Communication
and Monitoring).
In 2005, Sheveluch, Kluchevskoy, Bezymianny and Karymsky volcanoes had the
eruptions. Successful short-term eruption predictions (time and size) for Bezymianny and
Klyuchevskoy volcanoes were made by Research Laboratory of Seismic and Volcanic
Activity (KBGS) and passed to Kamchatkan Branch of Russian Advisory Council.
Сотников В.И., Иванов Б.В., Арнаутов Н.В. Молибден в продуктах извержения Карымского вулкана в 1962-65 гг. // Вулканизм, гидротермы и глубины Земли. Материалы к III Всесоюзному вулканологическому совещанию. Петропавловск-Камчатский: ИВ ДВНЦ РАН. 1969. С. 50-51.
Сотников В.И., Иванов Б.В., Арнаутов Н.В. Распределение молибдена в продуктах извержения некоторых вулканов Карымской группы на Камчатке // Вулканизм и глубины Земли. Материалы III Всесоюзного вулканологического совещания, 28-31 мая 1969 г., Львов. М.: Наука. 1971. С. 313-317.
Сторчеус А.В., Озеров А.Ю., Фирстов П.П., Маневич А.Г. Механизм генерации автоколебаний при эксплозиях вулкана Карымский // Материалы 4-го международного совещания по процессам в зонах субдукции Японской, Курило-Камчатской и Алеутской островных дуг. Петропавловск-Камчатский: ИВиС ДВО РАН. 2004. С. 79-80.
Сторчеус А.В., Фирстов П.П., Озеров А.Ю. Возможный механизм генерации акустических и сейсмических волн при пульсирующем истечении газо-пепловой смеси на вулкане Карымский // Вулканология и сейсмология. 2006. № 5. С. 3-16.
Типизация проявлений вулканизма и факторов его воздействия на природную среду в различных геодинамических обстановках (в части вулканической деятельности в обстановках конвергентных границ литосферных плит). Научно-технический отчет по этапу №1 НИР «Исследование вулканических процессов и возможности их регулирования» (промежуточный). 2008. 116 с.
Толстых М.Л., Наумов В.Б., Бабанский А. Д., Богоявленская Г.Е., Хубуная С.А. Химический состав, летучие компоненты и элементы-примеси расплавов, формировавших андезиты вулканов Курило-Камчатского региона // Петрология. 2003. Т. 11. № 5. С. 451-470.    Annotation
Проведены исследования расплавных включений в минералах некоторых вулканов Курило-Камчатского региона. Изучены андезитобазальты и андезиты вулканов, расположенных в пределах Центральной Камчатской депрессии (вулканы Шивелуч и Безымянный), Восточно-Камчатского вулканического пояса (вулканы Авачинский и Карымский) и на о. Итуруп, Южные Курилы (вулкан Кудрявый). Кроме того, изучены базальты извержения 1996 г. Карымского вулканического центра и дациты вулкана Дикий Гребень (Южная Камчатка). Использованы методы гомогенизации расплавных включений и анализ закаленных стекол этих включений с помощью электронного и ионного микрозонда. Изучено более 260 расплавных включений в минералах из 31 образца вулканических пород. Установлено, что составы расплавных включений во вкрапленниках андезитов сильно варьируют по основности: содержания SiO2 меняются от 56 до 80 мас. %, причем с ростом кремнезема закономерно уменьшаются содержания Аl2О3, FeO, MgO, CaO и увеличиваются содержания Na2O и К2О. При этом большая часть (~80 %) стекол включений имеет дацитовый и риолитовый состав. Однако составы кислых расплавов (SiO2 > 65 маc. %), формирующих андезиты, существенно отличаются от таковых, образующих дациты и риолиты, по содержаниям ТЮ2, FeO, MgO, CaO и К2О. На всех изученных вулканах также были обнаружены высококалиевые расплавы (К2О = 3.8-6.8 маc. %) независимо от содержаний в этих расплавах SiO2; (диапазон от 51.4 до 77.2 маc. %), что свидетельствует об участии в процессе генерации магматических расплавов всего региона какого-то компонента, селективно обогащенного калием. Впервые установленное широкое разнообразие состава расплавных включений в одних и тех же вкрапленниках плагиоклаза из андезитов вулкана Безымянный свидетельствует о сложной истории кристаллизации этих вкрапленников и, соответственно, эволюции расплавов, приведших к формированию андезитов. По содержаниям летучих компонентов расплавы разных вулканов значительно различаются. Максимальные концентрации Н2О установлены в расплавах вулканов Шивелуч (от 3.0 до 7.2 маc. % при среднем значении 4.7 маc. %) и Авачинский (4.7-4.8 маc. %), более низкие концентрации - в расплавах вулканов Кудрявый (0.1-2.6 маc. %), Дикий Гребень (0.4-1.8 маc. %) и Безымянный (<1 маc. %). Концентрации хлора в расплавах также различны: минимальные значения определены в расплавных включениях в минералахвулкана Безымянный (в среднем 0.09 маc. %), максимальные значения - в расплавных включениях в минералах андезитов вулкана Карымский (в среднем 0.26 маc. %). Промежуточные значения концентраций хлора в расплавах (0.13-0.20 маc. %) установлены для вулканов Авачинский, Дикий Гребень, Кудрявый и Шивелуч. По флюидным включениям СО2 в плагиоклазах андезитов вулкана Шивелуч определено давление, равное 350-1600 бар, что соответствует глубине магматической камеры 1.5-6 км. Определены концентрации 17 элементов-примесей в стеклах расплавных включений в плагиоклазах 5 вулканов (Авачинский, Безымянный, Дикий Гребень, Кудрявый и Шивелуч). По характеру распределения содержаний этих элементов изученные расплавы близки между собой: для всех отмечаются относительные минимумы по Nb и Ti и максимумы по В, К, Be, Li. По величине отношений Sr/Y, La/Yb, K/Ti и Ca/Sr расплавы близки типичным магмам островных дуг, а их различия между собой обусловлены региональными геохимическими особенностями. Кривые распределения редкоземельных элементов свидетельствуют о различной степени дифференцированности расплавов: на вулкане Кудрявый они более примитивны, а на вулкане Шивелуч наиболее дифференцированы.
Толстых М.Л., Наумов В.Б., Озеров А.Ю., Кононкова Н.Н. Состав магм извержения 1996 г. Карымского вулканического центра (Камчатка) по данным изучения расплавных включений // Геохимия. 2001. № 5. С. 498–509
Троицкий В.Д. Краткий геоморфологический очерк района Карымского вулкана // Труды Камчатской вулканологической станции. 1947. № 3. С. 49-88.
Федотов С.А. Об извержениях в кальдере Академии Наук и Карымского вулкана на Камчатке в 1996 г., их изучении и механизме // Вулканология и сейсмология. 1997. № 5. С. 3-37.    Annotation
Статья посвящена извержениям, одновременно начавшимся в Карымском вулканическом центре на Камчатке в 1996 г., и связанным с ними явлениям. 1 января 1996 г. здесь начался сильный рой землетрясений с М до 6,9. 2 января 1996 г. последовало монотонное вершинное извержение Карымского вулкана, которое шло с расходом андезитодацитовой лавы 0,8 т/с до марта 1997 г. и далее. 2-3 января 1996 г. в результате внедрения базальтов по трещине после 28 тыс. лет покоя в кальдере Академии Наук произошло фреатомагматическое извержение с расходом пирокластики 800 т/с. Расстояние между кратерами извержений 6 км. Наблюдались базисные волны подводных взрывов, высокие цунами и образование нового полуострова в кальдерном озере, растяжение земной поверхности величиной более 2,3 м, превращение пресного кальдерного озера объемом 0,47 км3 в кислое (рН 3,2). Приведены краткие сведения о состоянии вулканического центра к концу 1995 г., успешном прогнозе, самих извержениях. Оценены глубина центра давления основного магматического очага (18,3 ± 0,8 км), объем коровых питающих магматических очагов (400 км3), возможные размеры внедрившейся дайки в прочных слоях коры (мощность 0,7 м, длина 4700 м). Рассмотрены вероятный механизм и связь происходивших процессов и извержений.

This paper is concerned with the eruptions that began simultaneously in the Karymsky volcanic center, Kamchatka, in 1996 and associated phenomena. A significant earthquake swarm started occurring there on January 1, 1996 with magnitudes as high as 6.9. A monoton. summit eruption of Karymsky Volcano followed on January 2, which has continued discharging andesite-dacite lava at a rate of 0.8 t/s until March 1997 and later. Basalts were emplaced along a fissure after 28 000 years of repose producing a phreatomagmatic eruption in the Akademia Nauk caldera at pyroclastic discharge rates of over 800 t/s. The distance between the erupting vents is 6 km. Basic tnunamt. waves resulting from underwater explosions and a high tsunami were observed, a new peninsula developed in the caldera lake, the ground surface experienced an extension of more than 2,3 m, and the fresh-water caldera lake of volume 0.47 km3 was transformed into an acid one (pH 3,2). Brief information is provided on the state of the volcanic center by the late 1995, a successful prediction, and the eruptions themselves. We estimate the depth to the pressure center in the primary magma chamber (18,3 ± 0,8 km), the volume of the crustal magma chambers (400 km3), possible dimensions of the emplaced dike in the stronger crustal layers (thickness 0,7 m, length 4700 m). We discuss a likely mechanism for and relations between the observed processes and the eruptions.