Главная БиблиографияПо дате публикаций
 
 Библиография
Вулкан: Расширенный поиск

Выбрать:
Количество записей: 1839
Страницы:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92
 2003
Gusev A.A., Ponomareva V.V., Braitseva O.A., Melekestsev I.V., Sulerzhitsky L.D. Great explosive eruptions on Kamchatka during the last 10,000 years: Self-similar irregularity of the output of volcanic products // Journal of Geophysical Research. 2003. V. 108. № B2. doi:10.1029/2001JB000312.    Аннотация
Temporal irregularity of the output of volcanic material is studied for the sequence of large (V ≥ 0.5 km3, N = 29) explosive eruptions on Kamchatka during the last 10,000 years. Informally, volcanic productivity looks episodic, and dates of eruptions cluster. To investigate the probable self-similar clustering behavior of eruption times, we determine correlation dimension Dc. For intervals between events 800 and 10,000 years, Dc ≈ 1 (no self-similar clustering). However, for shorter delays, Dc = 0.71, and the significance level for the hypothesis Dc < 1 is 2.5%. For the temporal structure of the output of volcanic products (i.e., for the sequence of variable-weight points), a self-similar “episodic” behavior holds over the entire range of delays 100–10,000 years, with Dc = 0.67 (Dc < 1 at 3.4% significance). This behavior is produced partly by the mentioned common clustering of event dates, and partly by another specific property of the event sequence, that we call “order clustering”. This kind of clustering is a property of a time-ordered list of eruptions, and is manifested as the tendency of the largest eruptions (as opposed to smaller ones) to be close neighbors in this list. Another statistical technique, of “rescaled range” (R/S), confirms these results. Similar but weaker-expressed behavior was also found for two other data sets: historical Kamchatka eruptions and acid layers in Greenland ice column. The episodic multiscaled mode of the output of volcanic material may be a characteristic property of a sequence of eruptions in an island arc, with important consequences for climate forcing by volcanic aerosol, and volcanic hazard.
McGimsey R.G., Neal C.A., Girina O.A. 1998 Volcanic Activity in Alaska and Kamchatka: Summary of Events and Response of the Alaska Volcano Observatory // Open-File Report 2004-1033. 2003. 35 p.    Аннотация
In 1998 the Alaska Volcano Observatory responded to eruptive activity or suspect volcanic activity at 7 volcanic centers--Shrub mud, Augustine, Becharof Lake area, Chiginagak, Shishaldin, Akutan, and Korovin.

In addition to responding to eruptive activity at Alaska volcanoes, AVO also disseminated information for the Kamchatkan Volcanic Eruption Response Team about the 1998 activity of 4 Russian volcanoes-Sheveluch, Klyuchevskoy, Bezymianny, and Karymsky.
Ozerov A., Ispolatov I., Lees J. Modeling Strombolian eruptions of Karymsky volcano, Kamchatka, Russia // Journal of Volcanology and Geothermal Research. 2003. V. 122. № 3–4. P. 265 - 280. doi: 10.1016/S0377-0273(02)00506-1.    Аннотация
A model is proposed to explain temporal patterns of activity in a class of periodically exploding Strombolian-type andesite volcanoes. These patterns include major events (explosions) which occur every 3–30 min and subsequent tremor with a typical period of 1 s. This two-periodic activity is thought to be caused by two distinct mechanisms of accumulation of the elastic energy in the moving magma column: compressibility of the magma in the conduit and viscoelastic response of the almost solid magma plug on the top. A release of the elastic energy occurs during a stick–slip dynamic phase transition in a boundary layer along the walls of the conduit; this phase transition is driven by the shear stress accumulated in the boundary layer. The intrinsic hysteresis of this first-order phase transition explains the long periods of inactivity in the explosion cycle. Temporal characteristics of the model are found to be qualitatively similar to the acoustic and seismic signals recorded at Karymsky volcano in Kamchatka.
Базанова Л.И., Брайцева О.А., Пузанков М.Ю., Сулержицкий Л.Д. Катастрофические плинианские извержения начальной фазы формирования молодого конуса вулкана Авачинский (Камчатка) // Вулканология и сейсмология. 2003. № 5. С. 20-40.    Аннотация
Рассмотрены два сближенных во времени катастрофических плинианских извержения (IIAB1 - 3500 и IIAB3 - 3280 14C лет назад) Авачинского вулкана, положивших начало деятельности его Молодого конуса. Изучена стратиграфия продуктов извержений, реконструированы их хронология и параметры, оценено воздействие на природную среду. Среди изверженных продуктов в обоих случаях преобладала тефра объемом соответственно >3 и >1.1 км3. Высоты эруптивных колонн достигали 21-28 км. Пепел извержения IIAB1 прослежен на 300 км к СВ от вулкана, площадь пеплопада по изопахите 1 см -около 50000 км2. Оба извержения сопровождались пирокластическими потоками, пирокластическими волнами и катастрофическими лахарами. Состав ювенильной пирокластики андезибазальтовый. По общему объему продуктов (>3.6 км3 для IIAB1 и >1.21 км3 - IIAB3) эти извержения относятся к крупнейшим за всю эруптивную историю Молодого конуса.

This paper discusses two catastrophic Plinian-type eruptions which occurred close enough in time (IIAV1 -3500 and IIAV3 - 3280 14C yrs B.P.) on Avacha Volcano and initiated the activity of its Young Cone. We studied the stratigraphy of the ejecta, reconstructed their chronology and parameters, assessed their environmental impact. The ejecta of both of these eruptions were dominated by tephra whose volume is >3 and >1.1 km3, respectively. The eruptive columns rose as high as 21-28 km. The IIAV1 ash layer can be followed for 300 km northeast of the volcano, the ashfall area enclosed within the 1 cm isopach being about 50000 km2. Both eruptions were accompanied by pyroclastic flows, surges, and catastro3phic lahars. The juvenile3pyroclastics is basaltic andesite. By the values of total discharge volume (>3.6 km3 for IIAV1 and >1.21 km3 for IIAV3), these eruptions must be among the largest to have occurred during the eruptive history of the Young Cone.
http://www.kscnet.ru/ivs/bibl/vulk/avacha/s5-2003.pdf [связанный ресурс]
Белоусов А.Б., Белоусова М.Г., Гришин С.Ю., Крестов П.В. Исторические извержения вулкана Чикурачки (о. Парамушир, Курильские острова) // Вулканология и сейсмология. 2003. № 3. С. 15-34.    Аннотация
Проанализирована динамика исторических извержений вулкана Чикурачки. Показано, что для этого вулкана характерны как слабые вулканско-стромболианские (интервал годы-десятилетия), так и мощные плинианские (интервал 100-200 лет) извержения базальтовой магмы (50-54% SiO2). Изучены отложения тефры и восстановлены параметры плинианских стадий извержений 1853 и 1986 гг., значения которых оказались очень близки: минимальный объем изверженной магмы составил соответственно 0.03 и 0.04 км3, расход магмы для обоих извержений составлял 5 х 106 кг/с, высоты эруптивных колонн - около 13-14 км при скорости ветра 35-40 и 15 м/с, продолжительность плинианских стадий 5 и 7 ч. Приведены сведения о морфологии постройки вулкана и строении почвенно-пирокластического чехла района. Описано состояние кратера вулкана летом 2000 г. Сделан вывод о том, что высокие, сильно нагруженные пирокластикой облака плинианских извержений являются главным фактором риска, связанным с вулканом Чикурачки.

The dynamics of hostorical eruptions for Chikurachki Volcano has been analyzed. It is shown that these were either weak Strombolian-type eruptions (at intervals of a few years to a few tens of years) or powerful Plinian-type eruptions (at intervals of 100-200 years) discharging basaltic magma (50-54% SiO2). We have studied the tephra deposits and determined the parameters of the 1853 and 1986 Plinian-type eruption phases whose values have turned out to be similar: the minimum volume of erupted magma was 0.03 and 0.04 km3, respectively, the magma discharge was 5 x106 kg/s for both eruption types, the eruptive column height was about 13-14 km for wind velocities of 35-40 and 15 m/s, the Plinian-type phases lasting 5 and 7 hours. Information is provided on the morphology of the volcanic edifice and the structure of the soil-pyroclastic cover in the area. The condition of the crater in the summer of 2000 is described. It is concluded that high, pyroclastics-charged clouds of Plinian-type eruptions are the leading risk factor associated with Chikurachki Volcano.
Богатиков О.А., Гурбанов А.Г., Кощуг Д.Г., Газеев В.М., Шабалин Р.В., Докучаев А.Я., Мелекесцев И.В., Сулержицкий Л.Д. Основные циклы эволюции вулкана Эльбрус (Северный Кавказ, Россия) по данным ЭПР датирования кварца // Вулканология и сейсмология. 2003. № 3. С. 3-14.    Аннотация
В результате проведенных исследований доказана правомерность использования метода ЭПР для датирования вулканических образований в пределах ЭВЦ по породообразующему кварцу из вулканитов, находящихся в них ксенолитов палеозойских гранитов и по кварцу из подстилающих лавы древних метаморфических пород. Впервые в России, с помощью метода ЭПР датирования были подтверждены выделенные по геологическим данным циклы активности Эльбрусского вулканического центра, определены их временные интервалы и расшифрована история развития стратовулкана. Впервые методом ЭПР были определены время проявления палеофумарольной деятельности и возраст отложений палеотермальных источников (гейзериты), имевших место в истории ЭВЦ. На основании данных ЭПР датирования резко омолодилось, по сравнению с мнениями предыдущих исследователей, базировавшихся на данных К-Ar и геоморфологического методов, время начала активности вулкана Эльбрус (середина среднего неоплейстоцена - 220-200 тыс. лет тому назад) и соответственно ее продолжительность.

This stady has proved that the EPR technique can be used to date volcanic formations within the Elbrus Volcanic Center (EVC) by investigating rock-forming quartz in volcanites, xenoliths of Paleozoic granite contained in these, and quartz in underlying older, metamorphic lavas. This is the firts time in Russia that the EPR dating technique has corroborated cycles of activity in the behavior of the Elbrus Volcanic Center previously identified from geological data, has determined the relevant time intervals, and deciphered the history of this stratovolcano. It is for the firts time that the EPR technique was used to determine the timing of paleofumarole activity and the age of deposits left by paleothermal springs (geyserites) during the EVC history. EPR dating results yielded a much earlier beginning of activity for Elbrus Volcano (mid-Middle Neopleistocene, 220.000 to 200.000 B. P.) and accordingly, a shorter duration compared with the opinion of previous researchers who based their findings on the K-Ar technique and the geomorphic method.
Бондаренко В.И., Брусиловский Ю.В., Иваненко А.Н., Рашидов В.А. Подводный вулкан, расположенный к северо-западу от острова Райкоке // Вулканизм и геодинамика. Материалы II Всероссийского симпозиума по вулканологии и палеовулканологии, г. Екатеринбург, 2003 г. Екатеринбург: 2003. С. 847-850.
Бондаренко В.И., Рашидов В.А. Вулканический массив Черных Братьев (Курильские острова) // Вулканология и сейсмология. 2003. № 3. С. 35-51.    Аннотация
В 1980-х и начале 1990-х годов в пяти экспедициях НИС "Вулканолог" выполнены геолого-геофизические исследования, в результате которых получены новые данные о строении и истории формирования вулканического массива Черных Братьев. В развитии массива выделено 5 этапов. На первом этапе, начало которого относится к раннему - среднему плейстоцену, а, возможно, и к неогену, сформировался крупный щитообразный существенно лавовый вулканический массив размером 30 X 35 км. На втором этапе произошло, по-видимому, катастрофическое эксплозивное извержение, и сформировалась древняя кальдера (Внешняя кальдера Горшкова) размером 15 X 20 км. Возраст - не моложе середины позднего плейстоцена. На третьем этапе в северной и центральной частях древней кальдеры сформировалась крупная вулканическая постройка, заполнившая большую часть кальдеры и перекрывшая ее борт. На четвертом этапе произошло мощное эксплозивное извержение, и образовалась молодая кальдера (кальдера Горшкова) размером 7.5 X 11.5 км. Время образования этой кальдеры соответствует мощной вспышке кислого эксплозивного вулканизма в районе Курил и Камчатки в пределах 45-30 тыс. лет назад. На заключительном этапе, в результате активной вулканической деятельности внутри молодой кальдеры, вблизи ее бортов сформировались современные вулканические постройки островов Чирпой и Брат Чирпоев. Суммарный объем изверженного в данном районе вулканического материала может превышать 1000-1300 км3, из них 400-600 км3 - пирокластический материал кальдерообразующих извержений.

The geological and geophysical research carried out during the five cruises of R/V/ Vulkanolog in the 1980s and early 1990s provided new evidence of the structure and evolution of the Chernye Bratya volcanic massif. Five phases have been identified in its evolution. The first phase which began in the Early - Middle Pleistocene, or possibly Neogene, involvel the generation of a major shield-shaped, mostly laval, volcanic massif with dimensions 30 km by 35 km. The secondphase seems to have been a catastrophic explosive eruption producing the older caldera (Gorshkov Outer Caldera) of dimensions 15 km by 20 km. It is not younger than the mid-Late Pleistocene. A large volcanic structure formed during the third phase in the north and central parts of the older caldera, filling most of the caldera and overlapping its rim. A major explosive eruption occurred during the fourth phase producing the younger caldera (Gorshkov Caldera) of dimensions 7.5 km by 11.5 km. The generations time of that caldera corresponds to a powerful burst of acid explosive volcanism in the Kuril-Kamchatka region about 45.000 to 30.000 years ago. The final phase involved high volcanic activity within the younger caldera producing the present-day volcanic edifices of Chirpoy and Brat Chirpoev islands near the caldera rim. The total volume of ejecta discharged in the area may be in excess of 1000-1300 km 3; of these, 400-600 km 3 consist of pyroclastic material produced by the caldera-generating eruptions.
http://elibrary.ru/item.asp?id=17263098 [связанный ресурс]
Бондаренко В.И., Рашидов В.А. О возможной подводной вулканической активности в районе островов Черные Братья (Курильские острова) // Вестник КРАУНЦ. Серия: Науки о Земле. 2003. № 2. С. 80-88.
Гирина О.А. Вулканологический семинар в Институте вулканической геологии и геохимии ДВО РАН // Бюллетень Совета по образованию и науке. 2003. № 1. С. 59-60.
Гирина О.А. Международное совещание «Мониторинг вулканической активности Курило-Камчатского региона: прошлое, настоящее и будущее» // Вестник КРАУНЦ. Серия: Науки о Земле. 2003. № 2. С. 148-149.
Гусев А.А., Пономарева В.В., Брайцева О.А., Мелекесцев И.В., Сулержицкий Л.Д. Автомодельное (фрактальное) группирование во временной структуре летописи голоценовых эксплозивных извержений Камчатки // Вулканизм и геодинамика. Материалы II Всероссийского симпозиума по вулканологии и палеовулканологии, г. Екатеринбург, 2003 г. Екатеринбург: 2003. С. 862-866.
Иванов Б.В. Андезитовый вулканизм Тихоокеанского подвижного пояса (ТПП) // Вулканизм и геодинамика. Материалы II Всероссийского симпозиума по вулканологии и палеовулканологии, г. Екатеринбург, 2003 г. Екатеринбург: 2003. С. 184-191.
Иванов Б.В., Избеков П.Э., Айхельбергер Дж. Геолого-структурные особенности, состав и генезис продуктов извержения Карымского вулканического центра в 1996-1999 годах (Камчатка) // Вулканизм и геодинамика. Материалы II Всероссийского симпозиума по вулканологии и палеовулканологии, г. Екатеринбург, 2003 г. Екатеринбург: 2003. С. 879-884.
Кирьянов В.Ю., Нил К.А., Гордеев Е.И., Гирина О.А., Миллер Т.П. Камчатская группа реагирования на вулканические извержения (KVERT). 2003. Вып. 151-02. № 151-02.
Мелекесцев И.В., Брайцева О.А., Пономарева В.В., Базанова Л.И., Пинегина Т.К., Дирксен О.В. 0-650 гг. - этап сильнейшего природного катастрофизма нашей эры на Камчатке // Вулканология и сейсмология. 2003. Вып. 6. № 6. С. 3-23.    Аннотация
Впервые выделен и описан этап сильнейшего в нашей эре многофакторного природного катастро-физма на Камчатке, датированный 0-650 гг. Его главными компонентами были: последние к настоящему времени катастрофические извержения (кальдерообразующее -240 г., объем пирокластики 18-19 км3, и субкальдерное -600 г., объем лавы и пирокластики 9.5-10.5 км3), которые сопровождались необратимыми изменениями рельефа на площадях в сотни км2 и оказали весьма негативное влияние на многие другие компоненты природной среды.; исключительно интенсивная активность других вулканов (извергалось не менее 75-80% всех действующих и потенциально активных вулканов Камчатки, произошли десятки сильных и катастрофических извержений); региональные катастрофические и сильные пеплопады; резкое, с большой амплитудой (от 1.5-2 до 12-15 м), тектоническое поднятие различных блоков на территории Камчатки; мощные землетрясения, сопровождавшиеся болыиеобъемными скальными обвалами, оползнями, сильными и частыми цунами. Допускается, что катастрофические события этого времени являются составной частью предполагаемого нами глобального этапа природного катастрофизма начала нашей эры.

We have identified, and describe in this paper, a phase of multifactor natural catastrophism that has been the greatest during our era in Kamchatka, to be dated 0-650 A. D. Its chief components were. The last catastrophic eruptions to have occurred (a caldera-generating one at about 240 A. D., the pyroclastics volume being 18-19 km3 and a subcaldera one around 600 A. D. with the volume of lava and pyroclastics 9.5-10.5 km3) which were followed by irreversible relief changes over areas of hundreds of square kilometers and have affected rather injuriously many other environmental components. An exceptionally intensive activity of the other volcanoes (at least 75-80% of all active and potebtially active Kamchatkan volcanoes were erupting, tens of large and catastrophic eruptions occurred). Regional catastrophic and large ashfalls. A sharp, large-amplitude (between 1.5-2 and 12-15 m) tectonic uplift of various blocks in Kamchatka. Large earthquakes accompanied by large-volume rockfalls, landslides, large and frequent tsunamis. The catastrophic events of that time are argued to have been part of a worldwide phase of natural catastrophism that we hypothesize to have occurred at the beginning of our era.
http://www.kscnet.ru/ivs/bibl/vulk/ob/st0-650.pdf [связанный ресурс]
Мелекесцев И.В., Двигало В.Н., Кирсанова Т.П., Пономарева В.В., Певзнер М.М. 300 лет жизни камчатских вулканов: Молодой Шивелуч (анализ динамики и последствий эруптивной активности в XVII-XX вв.). Часть I. 1650-1964 гг. // Вулканология и сейсмология. 2003. № 5. С. 3-19.    Аннотация
В первой из серии статей "300 лет жизни камчатских вулканов" рассмотрена и проанализирована 350-летняя история эруптивной активности вулкана Молодой Шивелуч - самого северного из действующих вулканических аппаратов на Камчатке, реконструированная на основе исторических документов и сведений, результатов геолого-вулканологических исследований и тефрохронологического датирования с использованием 14С метода. Установлены типы, параметры, геолого-геоморфологический эффект его извержений, их воздействие на окружающую среду, оценены объем и вес изверженных и перемещенных пород, продуктивность вулкана. С 1964 г. размеры возникших вулканических форм, динамика их роста и разрушения, объем изверженных пород определялись с помощью методов фотограмметрии. Часть I. 1650-1964 гг.

The present paper, the first in the serives "The 300 Years of Kamchatka Volcanoes", examines the 350-year eruptive history of Young Shiveluch Volcano, which is the northernmost of the active volcanic edifices in Kamchatka; the history was reconstructed from historical documents and evidence, results of geological volcanological research and tephrochronologic dating using the 14C method. The results include the types, parameters, geologic-geomorphologic effect of the volcano's eruptions, environmental impact, estimated volume and weight of erupted and displaced material, the volcano's discharge rate. Since 1964 the dimensions of the new volcanic forms, the dynamics of their growth and decay, and the volume of ejecta were found using photogrammetric techniques. Part I. 1650-1964.
Мороз Ю.Ф., Гонтовая Л.И. Глубинное строение района Авачинско-Корякской группы вулканов на Камчатке // Вулканология и сейсмология. 2003. № 4. С. 3-10.    Аннотация
Приводятся результаты гравиметрических, сейсмических и электромагнитных исследований. Выявлены основные особенности глубинного строения района. Создана комплексная геолого-геофизическая модель земной коры под Авачинским вулканом. Она включает коровый магматический очаг на глубине ~15-25 км, перекрывающую его интрузию и периферический очаг под конусом вулкана на глубине ~0-2 км, а также зону, насыщенную жидкими флюидами в Авачинском грабене. Рассмотрены возможные геодинамические процессы, протекающие в земной коре в настоящее время. Важная роль отводится коровой проницаемой зоне, содержащей флюиды. Даны рекомендации для бурения глубокой скважины в районе Авачинского грабена с целью поисков геотермального месторождения.

Results are presented from gravity, seismic and electromagnetic studies. Main features of the deep structure of the area have been identified. A multidisciplinary geologic-geophysical model has been developed for the crust beneath Avacha Volcano. The model involves a crustal magma chamber at a depth of about 15-25 km, an intrusion that overlies it, and a peripheral chamber under the volcanic cone at 0-2 km depth, as well as a fluid-saturated zone in the Avacha Graben. We discuss possible geodynamic processes that are going on in the crust at present. Importance is attached to the fluid-containing crustal permeable zone. Recommendations are provided for drilling a deep well in the Avacha Graben area to search for a geothermal field.
Пилипенко Г.Ф., Разина А.А. Гидротермы кальдерного комплекса вулкана Ксудач (Камчатка) // Материалы ежегодной конференции, посвященной Дню вулканолога, 1-2 апреля 2003 г. Петропавловск-Камчатский. 2003. С. 35-41.
Рыбин А.В., Гирина О.А., Гурьянов В.Б., Кузнецов Д.П., Карагужов Ю.В., Терентьев Н.С. Современное состояние и перспективы мониторинга вулканической активности Курильских островов // Проблемы развития и освоения минерально-сырьевой базы Сахалинской области. // Проблемы развития и освоения минерально-сырьевой базы Сахалинской области. 2003. С. 117-122.





 

Рекомендуемые браузеры для просмотра данного сайта: Google Chrome, Mozilla Firefox, Opera, Yandex. Использование другого браузера может повлечь некорректное отображение содержимого веб-страниц.
 
Условия использования материалов и сервисов Геопортала

Copyright © Институт вулканологии и сейсмологии ДВО РАН, 2010-2018. Пользовательское соглашение.
Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов Геопортала может осуществляться лишь с разрешения правообладателя и только при наличии ссылки на geoportal.kscnet.ru
 
©Design: roman@kscnet.ru