Главная БиблиографияПо дате публикаций
 
 Библиография
Вулкан: Расширенный поиск

Выбрать:
Количество записей: 1806
Страницы:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
 1999
Волынец О.Н., Мелекесцев И.В., Пономарева В.В., Ягодзински Дж.М. Харчинский и Заречный вулканы – уникальные центры позднеплейстоценовых магнезиальных базальтов на Камчатке: вещественный состав вулканических пород // Вулканология и сейсмология. 1999. № 1. С. 31-45.    Аннотация
Подавляющая часть пород Харчинского и Заречного вулканов, а также Харчинской зоны шлаковых конусов принадлежит к магнезиальному типу. Судя по минералогическим данным, и базальтовые и андезитовые расплавы отличались высоким содержанием воды (>3-4 и >6-7 мас.% соответственно) и кристаллизовались при высокой (на 2.0-2,5 порядка выше буфера NNO) футигитивности кислорода. В этом отношении, а также по особенностям валового химического и редкоэлементного состава базальты и андезиты изученных вулканов весьма близки породам вулкана Шивелуч,также расположенного на северном фланге Северной группы вулканов Камчатки, но отличаются от таковых более южных вулканов группы. Магнезиальные базальты вулканов Харчинский, Заречный и Шивелуч по сравнению с аналогичными по магнезиальности базальтами Ключевского вулкана и Толбачинского дола имеют более высокие концентрации К, Ва, Sr, более низкие Са, Sc, Yb при более высоких отношениях La/Yb, Ni/Sc и La/Та, а исходные расплавы их были более водонасыщенными и окисленными.

Most of the Kharchinskii and Zarechnyi products, as well as those of the Kharchinskii cinder cones, are magnesian rocks. Mineralogical data suggest that both the basaltic and the andesitic magma were rich in water (≥3-4 and >6-7 wt.%, respectively) and crystallized at high oxygen fugacity (2.0-2.5 orders of magnitude higher than the NNO buffer). These features, coupled with the geochemical characteristics of these basalts and andesites, indicate that they are similar to the rocks of Shiveluch, a volcano also located on the northern flank of the Northern volcanic group, but differ from the rocks of the other volcanoes of this group which are located further south. The Kharchinskii, Zarechnyi, and Shiveluch magnesian basalts differ from the rocks of the Klyuchevskoi volcano and Tolbachik lava field by their higher K, Ba, Sr and lower Ca, Sc, Yb contents at higher La/Yb, Ni/Sc, and La/Ta ratios, while their initial magmas were more hydrous and more oxidized.
http://repo.kscnet.ru/1137/ [связанный ресурс]
Дирксен О.В., Мелекесцев И.В. Хронология, динамика формирования и морфология эруптивных центров голоценового этапа ареального вулканизма бассейна р. Авача (Камчатка, Россия) // Вулканология и сейсмология. 1999. № 1. С. 3-19.    Аннотация
В горст-антиклинальной зоне бассейна р. Авача, расположенной к западу от вулканического района Восточной Камчатки, выявлено и описано 19 голоценовых эруптивных центров (шлаковые конусы с лавовыми потоками и маары). С помощью тефрохронологичсского метода и 14С-датирования почв и растительных остатков выделены три возрастные группы центров (11 000-7700, 3000-2500. 1200-600 14С-лет назад), вероятно, субсинхронные периодам наиболее интенсивного поступления магматического вещества в вулканическом районе Восточной Камчатки. Реконструирован ход извержения ряда эруптивных центров. Проанализировано их структурно-тектоническое, пространственное и высотное положение. Определен объем (1.1 км3) и вес (1.8 х 10^9т) изверженных продуктов. Продуктивность ареального вулканизма этого участка в 10-100 раз ниже, чем ареального вулканизма в грабен-синклиналях, возможно, из-за более высокого положения фундамента эруптивных центров в горстовых поднятиях и преобладающего сжатия земной коры в условиях воздымания, затрудняющего доступ магмы на поверхность. Состав большей части лав и лирокластики базальтовый. Породы принадлежат к умеренно калиевой серии и характеризуются как умеренной (К = = 54...62), так и повышенной (Кт" - 65...70) магнезиальностью.

Nineteen Holocene eruptive centers (cinder cones with lava flows and maars) were located and described in the Avacha horst and anticline zone west of the East Kamchatka volcanic area. A tephrochronological study and the carbon-14 dating of soil and plant remains ranked the eruptive centers into three age groups: 11 000-7700, 3000-2500, and 1200-600 carbon-14 years B. P. The eruptive centers of these groups are believed to have been operating roughly synchronously with the periods of active magma injection in the East Kamchatka volcanic area. Eruptive histories were reconstructed for some of the volcanic centers. The structural and tectonic settings, geographical positions, and elevations of the centers were analyzed. The volume (1.1 km3) and weight (1.8 X 10^9 metric tons) of the erupted rocks were evaluated. The productivity of the plateau basalt volcanism was found to be 10-100 times lower than the plateau basalt productivity in the area of grabens and synclines, possibly, because of the more shallow basement in the horsts and because of the fact that the compression of the crust under uplifting conditions hampered the magma rise toward the surface. Most of the lavas and pyroclastics are basalts of the medium-potassic series, some having medium (54-62) and some elevated (65-70) Kmg values.
Певзнер М.М., Мелекесцев И.В., Волынец О.Н., Мелкий В.А. Южный Черпук и Северный Черпук - крупнейшие голоценовые моногенные вулканические формы Срединного хребта Камчатки (Россия) // Вулканология и сейсмология. 1999. № 6. С. 22-32.    Аннотация
Изучены два вулканических центра в пределах Срединного хребта Камчатки - Южный и Северный Черттук. Рассмотрены морфология и строение шлаковых конусов и лавовых потоков, особенности состава их пород. Подсчитаны объемы изверженного материала для обоих центров (>2 км3 каждый). Впервые получены С-датировки (-3550 л.н.) для Южного Черпука и приведены данные о предполагаемом возрасте (-1740 г. н.э.) Северного Черпука. Обсуждается проблема генезиса указанных вулканических центров.
Селянгин О.Б., Пономарева В.В. Строение и развитие Гореловского вулканического центра, Южная Камчатка // Вулканология и сейсмология. 1999. № 2. С. 3-23.    Аннотация
Гореловский вулканический центр располагается в пределах интенсивной отрицательной гравитационной аномалии. Его развитие включает формирование дацит-андезитовой докальдерной постройки, образование крупной кальдеры при извержении >100 км3 игнимбритов и пемз, формирование субкольцевого комплекса многовыходного дацит-базальтового вулканизма и сложной внутрикальдерной базальтоидной постройки современного вулкана Горелый с рифтовой системой на нем. По данным детальных геолого-петрологических и тефрохронологических исследований освещаются закономерности развития центра и его магмопитающей системы, меняющейся от глубоко- и крупноочаговой центральной к центрально-трещинной с небольшим приповерхностным очагом при возрастании доли базальтоидов в продуктах деятельности центра.
http://www.kscnet.ru/ivs/bibl/vulk/stgorel/s2-1999.pdf [связанный ресурс]
Уткин И.С., Федотов С.А., Уткина Л.И. Об эволюции и размерах магматических очагов вулканов // Вулканология и сейсмология. 1999. № 3. С. 7-18.    Аннотация
Проведено исследование роста коровых магматических очагов вулканов за счет плавления вмещающих пород и выноса выплавленного материала в процессе извержений. Проведено качественное и количественное описание процесса роста проточного магматического очага вулкана, подпитываемого магмой либо непрерывно, либо с перерывами. Определены условия, и дана оценка времени, при котором магматический очаг достигает максимальных размеров. Получена оценка длительности пребывания очага в квазистационарном состоянии, когда температура в нем постоянна, а его размеры близки к максимальным. В качестве примера приведены расчеты динамики роста магматического очага вулкана Авачинский на Камчатке.
 1998
Bazhenova O.K., Arefiev O.A., Frolov E.B. Oil of the volcano Uzon caldera, Kamchatka // Organic Geochemistry. 1998. V. 29. № 1–3. P. 421 - 428. doi: 10.1016/S0146-6380(98)00129-6.    Аннотация
There are reported gas chromatography, gas chromatography/mass spectrometry and carbon isotopic data on the oils sampled in caldera of the Uzon volcano (East Kamchatka). The Uzon volcano is located in the west of the eastern Kamchatka basin which is made up of thick Paleogene-Neogene sedimentary rocks. Its caldera is made up of lacustrine volcanogenic-sedimentary formations of Pleistocene age (38–70 thousand years), lying on dense basalts. Two samples studied were heavy oils (0.915 g/ml) and contained 2 sulfur; 2.5 paraffin, 9.3 waxes; 1.4 wt olefinic hydrocarbons. Their gas chromatograms show a mono-modal distribution for n-alkanes with a maximum at C18. Pristane/Phytane concentration ratios were measured to be 0.48–0.52. Olefinic hydrocarbons were interpreted to be of hydrothermal origin. Sterane and triterpane biomarkers indicated a low maturation degree and a lacustrine orgin of the initial organic matter. The Uzon oil was found to be isotopically heavy with a δ13C value of −21‰14C isotope was detected, which indicates that recent plant organic matter was significantly involved in oil generation process.
Bogatikov O.A., Melekestsev I.V., Gurbanov A.G., Katov D.M., Puriga A.I. The Catastrophic Paleolahars of the Elbrus Volcano, Northern Caucasus // Doklady Earth Sciences. 1998. V. 362. № 7. P. 951-954.
Bogatikov O.A., Melekestsev I.V., Gurbanov A.G., Katov D.M., Puriga A.I. The Elbrus caldera in the northern Caucasus // Doklady Earth Sciences. 1998. V. 363 A. № 9. P. 1202-1204.
http://repo.kscnet.ru/934/ [связанный ресурс]
Bogatikov O.A., Melekestsev I.V., Gurbanov A.G., Sulerzhitskii L.D., Katov D.M., Puriga A.I. Radiocarbon dating of holocene eruptions of the Elbrus Volcano in the northern Caucasus, Russia // Doklady Earth Sciences. 1998. V. 363. № 8. P. 1093-1095.
http://repo.kscnet.ru/1114/ [связанный ресурс]
Braitseva O.A., Bazanova L.I., Melekestsev I.V., Sulerzhitskiy L.D. Large holocene eruptions of Avacha Volcano, Kamchatka (7250-3700 14C years B.P.) // Volcanology and Seismology. 1998. V. 20. № 1. P. 1-27.    Аннотация
The chronology, dynamics, and parameters of seven large eruptions of Avacha Volcano were reconstructed for its IAv andesitic period 7250-370014C years B.P., which began after a >2000-year period of relative quiescence. Their juvenile (andesitic pyroclastics) and resurgent products are described, and the geological and geomorphological consequences are evaluated. The largest eruption occurred 715014C years B.P. (8-10 km3 of erupted material). The subsequent events occurred 5700 (≥0.34 km3), 5600 (≥0.4 km3), 5500 (>1.34 km3), 5000 (≥0.5 km3), 4500 (>1.1 km3), and 4000 (≥0.6 km3) 14C years B.P. The erupted rocks were dominated by tephra; pyroclastic flows occurred only during the events of 5500 and 5000 years ago. It is believed that most of the eruptions produced acid peaks of varying intensity in the Greenland ice sheet.

Реконструированы хронология, динамика и параметры семи крупнейших извержений андезитового этапа 1Ав 7250-3700 14С-лет назад (л.н.) вулкана Авачинский на Камчатке, начавшегося после >2000-летнего периода относительного покоя. Описаны их ювенильные (андезитовая пирокластика) и резургентные продукты, оценен геолого-геоморфологический эффект. Самое мощное извержение (объем продуктов 8-10 км3) было 7250, последующие - 5700 (3*0,34 км3), 5600 (3*0,4 км3), 5500 (1,34 км3), 5000 (0,5 км3), 4500 (>1,1 км3), 4000 ( 0,6 км3) 14С-л.н. Среди изверженных продуктов преобладала тефра, пирокластические потоки имели место лишь при извержениях 5500 и 5000 л.н. Предполагается, что большинство извержений могло давать кислотные пики разной интенсивности в Гренландском ледниковом щите.
http://repo.kscnet.ru/921/ [связанный ресурс]
Izbekov P., Eichelberger J., Ivanov B., Maximov A. Variations of Volcanic Glass Composition Show Possible Mixing Event at the Beginning of 1996 Eruption of Karymsky Volcano, Kamchatka, Russia // Trans. American Geophys. Union, Fall Meet. Suppl, Abstract . 1998. V. 79(45). P. V22B-10.
Muravyev Y.D., Fedotov S.A., Budnikov V.A., Ozerov A.Yu., Maguskin M.A., Dvigalo V.N., Andreev V.I., Ivanov V.V., Kartasheva L.A., Markov I.A. Activity in the Karymsky Center in 1996: Summit Eruption at Karymsky and Phreatomagmatic Eruption in the Akademii Nauk Caldera // Volcanology and Seismology. 1998. V. 19. № 5. P. 567-604.    Аннотация
Data are presented from studies of volcanoes in the Karymsky long-living volcanic center, Kamchatka in 1996. We examine the dynamics and rock composition for eruptions that started simultaneously on Karymsky Volcano and in the Akademia Nauk caldera. The effusive-explosive eruption of Karymsky Volcano was resumed after a 14-year repose period, producing about 30 million tons of andesite-dacite discharges through the summit vent. Long-continued eruptive activity of that volcano is supposed to go on during the near future. Simultaneously with this activity, typical of Karymsky Volcano, a subaquaceous explosive eruption was observed in the lake that occupies the Akademia Nauk caldera 6 km south of the volcano for the first time in Kamchatka during the historical period. An edifice arose in the northern part of Lake Karymsky during 18 hours of this eruption consisting of basaltic and basaltic andesite pyroclastic material surrounding a crater of diameter 650 m. The amount of erupted pyroclastic material is estimated as 0.04 km3, the total weight being over 70 million tons. A discussion is provided of the impact of these eruptions on the environment; we describe renewed hydrothermal activity and the formation of a new group of hot springs in the Akademia Nauk caldera, and estimate the possibility of breakthrough floods from Lake Karymsky etc.

Представлены материалы исследований деятельности вулканов Карымского долгоживущего вулканического центра на Камчатке в 1996 г. Рассмотрены особенности динамики и вещественный состав пород одновременно начавшихся извержений вулкана Карымский и в кальдере Академии Наук. Эффузивно-эксплозивное извержение Карымского вулкана возобновилось после 14-летнего периода покоя и в течение года поставило через вершинный кратер -30 млн.т вещества андезитодацитового состава. Предполагается длительная эруптивная активность этого вулкана в ближайшие годы. Одновременно с типичной для Карымского вулкана активностью в 6 км южнее впервые на Камчатке в историческое время наблюдалось субаквальное эксплозивное извержение в озере, занимающем кальдеру Академии Наук. За 18ч извержения в северной части Карымского озера выросла постройка из пирокластического материала базальтового, андезитобазальтового состава с кратером диаметром 650 м. Объем извергнутого пирокластического материала оценивается в 0.04 км3, общий вес >70 млн.т. Обсуждены последствия извержений для окружающей среды, описаны оживление гидротермальной деятельности и образование новой группы горячих источников в кальдере Академии Наук, сделаны оценки прорывных паводков из Карымского озера и т.п.
http://repo.kscnet.ru/777/ [связанный ресурс]
Ponomareva V.V., Pevzner M.M., Melekestsev I.V. Large debris avalanches and associated eruptions in the Holocene eruptive history of Shiveluch Volcano, Kamchatka, Russia // Bulletin of Volcanology. 1998. V. 59. № 7. P. 490-505. doi: 10.1007/s004450050206.    Аннотация
Shiveluch Volcano, located in the Central Kamchatka Depression, has experienced multiple flank failures during its lifetime, most recently in 1964. The overlapping deposits of at least 13 large Holocene debris avalanches cover an area of approximately 200 km2 of the southern sector of the volcano. Deposits of two debris avalanches associated with flank extrusive domes are, in addition, located on its western slope. The maximum travel distance of individual Holocene avalanches exceeds 20 km, and their volumes reach ∼3 km3. The deposits of most avalanches typically have a hummocky surface, are poorly sorted and graded, and contain angular heterogeneous rock fragments of various sizes surrounded by coarse to fine matrix. The deposits differ in color, indicating different sources on the edifice. Tephrochronological and radiocarbon dating of the avalanches shows that the first large Holocene avalanches were emplaced approximately 4530–4350 BC. From ∼2490 BC at least 13 avalanches occurred after intervals of 30–900 years. Six large avalanches were emplaced between 120 and 970 AD, with recurrence intervals of 30–340 years. All the debris avalanches were followed by eruptions that produced various types of pyroclastic deposits. Features of some surge deposits suggest that they might have originated as a result of directed blasts triggered by rockslides. Most avalanche deposits are composed of fresh andesitic rocks of extrusive domes, so the avalanches might have resulted from the high magma supply rate and the repetitive formation of the domes. No trace of the 1854 summit failure mentioned in historical records has been found beyond 8 km from the crater; perhaps witnesses exaggerated or misinterpreted the events.
Авдейко Г.П., Пилипенко Г.Ф., Палуева А.А., Напылова О.А. Геотектонические позиции современных гидротермальных проявлений Камчатки // Вулканология и сейсмология. 1998. № 6. С. 85-99.    Аннотация
Большинство гидротермальных проявлений и все высокотемпературные гидротермальные системы локализованы в пределах трех вулканических поясов (Восточно-Камчатского, Южно-Камчатского и Срединного хребта), связанных с зонами субдукции. Поддвиг в зоне субдукции под Срединным хребтом в настоящее время прекратился. Помимо геологических данных это подтверждается тем, что вынос тепла гидротермами Срединного хребта на порядок ниже, чем на Восточной и Южной Камчатке. Пространственное распределение гидротерм почти идентично во всех поясах. При ширине вулканических поясов и зон гидротермальной активности 90-100 км более 95% выносимого гидротермами тепла приурочено к зонам шириной -45 км, примыкающим к вулканическим фронтам. Вулканические фронты дуг являются четкими границами, за которыми нынос тепла резко обрывается. Типичен дискретный характер выноса тепла вдоль вулканических поясов с характерным расстоянием 70-100 км между пиковыми значениями тепловой разгрузки. Количественная оценка вклада возможных источников тепла и воды в формирование гидротермальных систем показала, что единственный реальный источник тепла - близповерхностные магматические очаги. Рассмотрен сценарий возможного тепломассопереноса, приводящий к формированию гидротермальных систем и связанных с ними рудопроявлений.

Most of the hot .springs and all high-temperature hydrothermal systems are located within the three volcanic belts: East Kamchatka, South Kamchatka and Srcdinny Ridge connected with the zones of subduction. At the present time subduction beneath the Sredinny Ridge has stopped and the Central Kamchatka depression is now a relict of the continental slope of deep-sea trench. This is supported not only by the geological data but also by the fact that heat release by hot springs in the Sredinny Ridge is an order of magnitude lower then within East and South Kamchatka. Distribution of the hot springs is similar in all three belts. At 90-100 km width of the volcanic belts and of zones of the hydrothermal activity over 95% of heat is released by the sources located within the 45-km wide near-frontal zones. Voicanic fronts of the arcs are the clear boundaries beyond which heat release discontinues sharply. The descreate heat release is observed along the volcanic belts at the typical distances of 70-100 km between the maxim of heat release. Quantitative estimation of the probable heat and water contribution into the hydrothermal system formation showed that the only real heal source are the near surface magmatic chambers. Scenario of the probable heat and mass transfer leading to the formation of the hydrothermal systems and connected with them ore deposits has been considered.
Авдейко Г.П., Пилипенко Г.Ф., Хворостов В.П. Тектонические позиции и условия образования современных гидротермальных систем и Au-Ag рудопроявлений Камчатки // Минерало-рудообразование в вулканогидротермальных системах островных дуг (Камчатка-Курильские острова-Японские острова): Материалы Российско-японского полевого семинара, г. Петропавловск-Камчатский, Россия, 25 июля-2 августа 1998 г. 1998. С. 15-17.
Белоусов А.Б., Белоусова М.Г. Извержения вулкана Безымянный // Природа. 1998. Т. 3. С. 35-38.
Белоусов А.Б., Белоусова М.Г. Отложения и последовательность событий извержения вулкана Безымянный 30 марта 1956 г. // Вулканология и сейсмология. 1998. № 1. С. 25-40.    Аннотация
Детальное изучение отложений в сопоставлении с описаниями извержения показало, что 30 марта 1956 г. на вулкане Безымянный (Центральная Камчатка) произошел обрушение - оползень восточного склона вулканической постройки объемом 0,5 км3. Устойчивость вулкана была нарушена внедрением порции магматического расплава в его постройку и виде купола и криптокупола на докульминационной стадии извержения. Обвал трансформировался в холодную (< 100°С) обломочную лавину, скорость которой превышала 60 м/с на расстоянии 10 км от вулкана. Обломочная лавина образовала три ветви, вложенные в речные долины. Максимальный путь (22 км) прошла Центральная ветвь. В процессе распространения обломочная лавина сдирала и толкала перед собой вал материала подножья вулкана (снег, почву, аллювий, растительность), который образовал протяженные грязевые потоки. За обрушением последовал кастрофический направленный взрыв, вызванный декомпрессией купола и криптокупола, и произошло извержение пирокластических потоков.

A detailed reexamination of the deposits and comparison with the descriptions of the eruption revealed that on March 30, 1956, a collapse and a landslide 0.5 km3 in volume took place on the eastern slope of Bezymyannyi (Central Kamchatka). After a series of explosions, an old dome was slowly uplifted by rising magma, and a cryptodome intruded the eastern flank prior to a cataclysmic explosion. A rockslide changed to a cold (< 100°C) debris avalanche which rushed down at a speed of more than 60 m/s and covered a distance of 10 km from the volcano. The avalanche split into three branches that flowed along the river valleys. The central flow covered the largest distance (22 km). The avalanche stripped and pushed the material at the volcano's foot (snow, soil, alluvium, and vegetation), which produced long mud flows. The landslide unroofed the cryptodome and triggering a devastating lateral blast followed by the eruption of pyroclastic flows.
Белоусов А.Б., Фирстов П.П., Жданова Е.Ю. Извержения вулкана Безымянный в 1993-1995 гг. // Вулканология и сейсмология. 1998. № 3. С. 60-70.
Богатиков О.А., Мелекесцев И.В., Гурбанов А.Г., Катов Д.М., Пурига А.И. Катастрофические палеолахары вулкана Эльбрус (Северный Кавказ) // Доклады Академии наук. 1998. Т. 362. № 4. С. 518-521.
Богатиков О.А., Мелекесцев И.В., Гурбанов А.Г., Катов Д.М., Пурига А.И. Эльбрусская кальдера (Северный Кавказ) // Доклады Академии наук. 1998. Т. 363. № 4. С. 515-517.
http://repo.kscnet.ru/1117/ [связанный ресурс]





 

Рекомендуемые браузеры для просмотра данного сайта: Google Chrome, Mozilla Firefox, Opera, Yandex. Использование другого браузера может повлечь некорректное отображение содержимого веб-страниц.
 
Условия использования материалов и сервисов Геопортала

Copyright © Институт вулканологии и сейсмологии ДВО РАН, 2010-2017. Пользовательское соглашение.
Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов Геопортала может осуществляться лишь с разрешения правообладателя и только при наличии ссылки на geoportal.kscnet.ru
 
©Design: roman@kscnet.ru