Главная БиблиографияПо дате публикаций
 
 Библиография
Вулкан: Расширенный поиск

Выбрать:
Количество записей: 1777
Страницы:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
 1997
Braitseva O.A., Sulerzhitskii L.D., Ponomareva V.V., Melekestsev I.V. Geochronology of the greatest Holocene explosive eruptions in Kamchatka and their imprint on the Greenland glacier shield // Transactions (Doklady) of the Russian Academy of Sciences. Earth science section. 1997. V. 352. № 1. P. 138-140.
http://repo.kscnet.ru/907/ [связанный ресурс]
Braitseva Olga A., Ponomareva Vera V., Sulerzhitsky Leopold D., Melekestsev Ivan V., Bailey John Holocene Key-Marker Tephra Layers in Kamchatka, Russia // Quaternary Research. 1997. V. 47. № 2. P. 125-139. doi:10.1006/qres.1996.1876.    Аннотация
Detailed tephrochronological studies in Kamchatka Peninsula, Russia, permitted documentation of 24 Holocene key-marker tephra layers related to the largest explosive eruptions from 11 volcanic centers. Each layer was traced for tens to hundreds of kilometers away from the source volcano; its stratigraphic position, area of dispersal, age, characteristic features of grain-size distribution, and chemical and mineral composition confirmed its identification. The most important marker tephra horizons covering a large part of the peninsula are (from north to south; ages given in 14C yr B.P.) SH2(≈1000 yr B.P.) and SH3(≈1400 yr B.P.) from Shiveluch volcano; KZ (≈7500 yr B.P.) from Kizimen volcano; KRM (≈7900 yr B.P.) from Karymsky caldera; KHG (≈7000 yr B.P.) from Khangar volcano; AV1(≈3500 yr B.P.), AV2(≈4000 yr B.P.), AV4(≈5500 yr B.P.), and AV5(≈5600 yr B.P.) from Avachinsky volcano; OP (≈1500 yr B.P.) from the Baraniy Amfiteatr crater at Opala volcano; KHD (≈2800 yr B.P.) from the “maar” at Khodutka volcano; KS1(≈1800 yr B.P.) and KS2(≈6000 yr B.P.) from the Ksudach calderas; KSht3(A.D. 1907) from Shtyubel cone in Ksudach volcanic massif; and KO (≈7700 yr B.P.) from the Kuril Lake-Iliinsky caldera. Tephra layers SH5(≈2600 yr B.P.) from Shiveluch volcano, AV3(≈4500 yr B.P.) from Avachinsky volcano, OPtr(≈4600 yr B.P.) from Opala volcano, KS3(≈6100 yr B.P.) and KS4(≈8800 yr B.P.) from Ksudach calderas, KSht1(≈1100 yr B.P.) from Shtyubel cone, and ZLT (≈4600 yr B.P.) from Iliinsky volcano cover smaller areas and have local stratigraphic value, as do the ash layers from the historically recorded eruptions of Shiveluch (SH1964) and Bezymianny (B1956) volcanoes. The dated tephra layers provide a record of the most voluminous explosive events in Kamchatka during the Holocene and form a tephrochronological timescale for dating and correlating various deposits.
Girina O.A. Pyroclastic surge deposits of Bezymianny volcano // Volcanology and Seismology. 1997. V. 18. № 5. P. 547-560.
Gorelchik V.I., Shirokov V.A., Firstov P.P., Chubarova O.S. Shiveluch volcano: seismicity, deep structure and forecasting eruptions (Kamchatka) // Journal of Volcanology and Geothermal Research. 1997. V. 78. № 1–2. P. 121 - 137. doi: 10.1016/S0377-0273(96)00108-4.    Аннотация
The deep structure, Wadati-Benioff zone (focal zone) geometry and the magma feeding system of Shiveluch volcano are investigated based on 1962–1994 detailed seismic surveillance. A focal zone beneath Shiveluch is dipping at an angle of 70° at depths of 100–200 km. Based on the revealed interrelations between seismicity at depths of 105–120 km and an extrusive phase of its eruptions in 1980 through 1994, it is inferred that primary magmas, periodically feeding the crustal chamber, are melted at depths of at least 100 km. An upsurge of extrusive-explosive activity at the volcano is preceded and accompanied by the increasing number and energy of both volcanic earthquakes beneath the dome and tectonic or volcano-tectonic earthquakes in the zones of NW-striking crustal faults near the volcano.The eruption of April 1993 has been the most powerful since 1964. It was successfully predicted based on interactive use of all seismic data. At the same time the influence of seismicity at depths of 105–120 km under the volcano on the style (and consequently on prediction) of its activity is decisive.
Белоусов А.Б., Белоусова М.Г. Гигантские обрушения на вулканах в XX-ом веке // Природа. 1997. Т. 11. С. 70-81.
Белоусов А.Б., Белоусова М.Г., Муравьев Я.Д. Голоценовые извержения в кальдере Академии Наук и возраст стратовулкана Карымский (Камчатка) // Доклады РАН. 1997. Т. 354. Вып. 5. С. 648-652.
Брайцева О.А. Фреато- магматическое извержение в районе оз. Карымское около 6500 14С лет назад и импульсы подачи базальтового вещества в Карымском центре в голоцене // Вулканология и сейсмология. 1997. № 5. С. 138-144.
Брайцева О.А., Сулержицкий Л.Д., Пономарева В.В., Мелекесцев И.В. Геохронология крупнейших эксплозивных извержений Камчатки в голоцене и их отражение в Гренландском ледниковом щите // Доклады АН СССР. 1997. Т. 352. № 4. С. 516-518.
http://repo.kscnet.ru/1031/ [связанный ресурс]
Гавриленко Г.М. Подводная вулканическая и гидротермальная деятельность как источник металлов в железо-марганцевых образованиях островных дуг / Отв. ред. Авдейко Г.П. Владивосток: Дальнаука. 1997. 164 с.    Аннотация
Различным аспектам современного морского железо-марганцевого рудообразования посвящена обширная литература. Однако работ, касающихся изучения этого процесса в пределах островных дуг Мирового океана, очень мало. Данная работа частично восполняет этот пробел. В монографии приводится большой объем оригинальных данных по комплексному изучению активных подводных вулканов и зон гидротермальной деятельности островных дуг Тихого океана: Алеутской, Курильской, Марианской, Кермадек и др. Все приведенные автором материалы свидетельствуют о значительной роли подводной вулканической деятельности в пределах современных островных дуг и, в частности, свидетельствуют о преимущественно вулканогенном источнике рудных элементов в железо-марганцевых образованиях, формирующихся на их подводных склонах.
Гирина О.А. Восхождение на вулкан Ключевской // Неизвестная Камчатка. 1997. № 2. С. 12-13.
Гирина О.А. Конвективная дифференциация пирокластики андезитовых вулканов // Вестник Московского Университета. 1997. Т. Сер. 4. № 1. С. 27-32.
Магуськин М.А., Федотов С.А., Левин В.Е., Бахтиаров В.Ф. Деформация земной поверхности в связи с сейсмической и вулканической активностью в Карымском вулканическом центре в январе 1996 г. // Вулканология и сейсмология. 1997. № 5. С. 97-112.    Аннотация
Приведены количественные характеристики горизонтальных и вертикальных составляющих деформаций земной поверхности на вулканах Карымский и Академии Наук, происшедших после сильного (М = 6,9) и роя более слабых землетрясений в Карымском вулканическом центре и после начала одновременного извержения в нем активного вулкана Карымский и подводного извержения в кальдере Академии Наук. Измеренные инструментально горизонтальные деформации растяжения до 2,33 м на базе 3,6 км и вертикальные деформации опускания и воздымания с суммарной амплитудой до 1,5 м являются наибольшими из зарегистрированных на вулканах Камчатки за период инструментальных наблюдений.

Quantitative characteristics are provided for horizontal and vertical ground deformation on Karymsky and Akademia Nauk volcanoes following a large (M = 6.9) earthquake and a swarm of smaller ones in the Karymsky volcanic center and after the start of simultaneous eruptions on the active Karymsky Volcano and a subaquaceous eruption in the Akademia Nauk caldera. The instrumentally measured horizontal extension (as large 2.33 m on a base of 3.6 km) and vertical subsidence and uplift with a total amplitude of 1.5 m are the greatest of all so far recorded on Kamchatkan volcanoes during the period of instrumental observation.
Максимов А.П. Реологический взрыв как механизм образования андезитовой пирокластики // Физико-химические и петрофизические исследования в науках о Земле. 1997, Москва. М.: ГЕОХИ РАН. 1997.
Мелекесцев И.В., Волынец О.Н., Антонов А.Ю. Кальдера Немо III (о-в Онекотан, Северные Курилы): строение, 14С-возраст, динамика кальдерообразующего извержения, эволюция ювенильных продуктов // Вулканология и сейсмология. 1997. № 1. С. 32-51.    Аннотация
Изучено строение кальдеры Немо III, возникшей 24,5-25 тыс. л.н. на севере о-ва Оне-котан (Северные Курилы). Описана пирокластика кальдерообразующей серии извержений, оценен ее объем (9-11 км3) и вес ((12-14) * 10^9т). Выявлен антидромный характер изменения состава ювенильных продуктов в ходе извержений (от дацитов до андезитобазальтов). Докальдерные породы и пирокластика кальдерообразующего извержения относятся к толеитовой, посткальдсрные - к известково-щелочной серии. В пемзах заключительного извержения установлены признаки смешения магм дацитового и андезитобазальтового (базальтового?) состава. Предполагается, что кальдерообразующая серия извержений вызвана инъекцией "свежей" магмы основного состава в ранее существовавший магматический очаг кислого состава, сформированный при фракционировании магмы, которая питала докальдерные вулканические аппараты.

This study is concerned with the structure of Nemo III caldera which came into being 24.500-25.000 B.P. in the north of Onekotan Island, Northern Kurils. We describe the pyroclastics of the caldera- generating eruption sequence, and estimate its volume (9-11 km3) and weight (12-14) * 10^9 t. The composition of juvenile products was found to vary in an antidromous manner during the eruptions from dacytes to basaltic andesites. The pre-caldera rocks and the pyroclastics of the caldera-generating eruption belong to the tholeiitic series, while the post-caldera rocks to the calc-alkalic. Evidence was found in the pumice discharged by the terminal eruption to indicate mixed magmas of dacyte and basaltic andesite (basaltic?) composition. The caldera-generating eruption sequence is supposed to have been caused by a "fresh" basic magma injected into a pre-existing acid magma chamber produced by fractionation of the magma which had been supplied to the pre-caldera volcanic structures.
Мелекесцев И.В., Миллер Т.П. Источник кислотного пика 1645 г. до н.э. в Гренландском ледниковом щите - кальдерообразующее извержение Аниякчак (п-ов Аляска, США) // Вулканология и сейсмология. 1997. № 2. С. 32-35.    Аннотация
Показано, что источником кислотного пика 1645 г. до н.э. в скважине Dye-3 (65,18° с.ш., 43,49° з.д.), пробуренной в Гренландском ледниковом щите, является катастрофическое кальдерообразующее извержение Аниякчак (56,88° с.ш. 158,17° з.д.) на п-ове Аляска (США), а не знаменитое Минойское извержение (36,404° с.ш., 25,396° в.д.) на о-ве Санторин (Греция).

The 1645 B.C. oxygen peak in Dye 3 borehole (65.18 N, 43.49 W) drilled in the Greenland ice sheet is shown to have been the catastrophic caldera-generating Aniyakchak eruption (56.88 N, 158.17 W) on Alaska Peninsula, U.S. rather than the famous Minoan eruption (36.404 N, 25.396 E) on Santorin Island, Greece.
Муравьев Я.Д., Федотов С.А., Будников В.А., Озеров А.Ю., Магуськин М.А., Двигало В.Н., Андреев В.И., Иванов В.В., Карташёва Л.А., Марков И.А. Вулканическая деятельность в Карымском центре в 1996 г.: вершинное извержение Карымского вулкана и фреатомагматическое извержение в кальдере Академии Наук // Вулканология и сейсмология. 1997. № 5. С. 38-70.    Аннотация
Представлены материалы исследований деятельности вулканов Карымского долгоживущего вулканического центра на Камчатке в 1996 г. Рассмотрены особенности динамики и вещественный состав пород одновременно начавшихся извержений вулкана Карымский и в кальдере Академии Наук. Эффузивно-эксплозивное извержение Карымского вулкана возобновилось после 14-летнего периода покоя и в течение года поставило через вершинный кратер -30 млн.т вещества андезитодацитового состава. Предполагается длительная эруптивная активность этого вулкана в ближайшие годы. Одновременно с типичной для Карымского вулкана активностью в 6 км южнее впервые на Камчатке в историческое время наблюдалось субаквальное эксплозивное извержение в озере, занимающем кальдеру Академии Наук. За 18ч извержения в северной части Карымского озера выросла постройка из пирокластического материала базальтового, андезитобазальтового состава с кратером диаметром 650 м. Объем извергнутого пирокластического материала оценивается в 0.04 км3, общий вес >70 млн.т. Обсуждены последствия извержений для окружающей среды, описаны оживление гидротермальной деятельности и образование новой группы горячих источников в кальдере Академии Наук, сделаны оценки прорывных паводков из Карымского озера и т.п.

Data are presented from studies of volcanoes in the Karymsky long-living volcanic center, Kamchatka in 1996. We examine the dynamics and rock composition for eruptions that started simultaneously on Karymsky Volcano and in the Akademia Nauk caldera. The effusive-explosive eruption of Karymsky Volcano was resumed after a 14-year repose period, producing about 30 million tons of andesite-dacite discharges through the summit vent. Long-continued eruptive activity of that volcano is supposed to go on during the near future. Simultaneously with this activity, typical of Karymsky Volcano, a subaquaceous explosive eruption was observed in the lake that occupies the Akademia Nauk caldera 6 km south of the volcano for the first time in Kamchatka during the historical period. An edifice arose in the northern part of Lake Karymsky during 18 hours of this eruption consisting of basaltic and basaltic andesite pyroclastic material surrounding a crater of diameter 650 m. The amount of erupted pyroclastic material is estimated as 0.04 km3, the total weight being over 70 million tons. A discussion is provided of the impact of these eruptions on the environment; we describe renewed hydrothermal activity and the formation of a new group of hot springs in the Akademia Nauk caldera, and estimate the possibility of breakthrough floods from Lake Karymsky etc.
http://repo.kscnet.ru/778/ [связанный ресурс]
Муравьев Я.Д., Федотов С.А., Будников В.А., Озеров А.Ю., Магуськин М.А., Двигало В.Н., Иванов В.В., Андреев В.И., Карташёва Л.А., Марков И.А. Вулканическая активность в Карымском центре в 1996 году: вершинное извержение Карымского вулкана и фреатомагматическое извержение в кальдере Академии Наук // Вулканология и сейсмология. 1997. № 5. С. 38-70.
Озеров А.Ю., Арискин A.A., Кайл Ф., Богоявленская Г.Е., Карпенко С.Ф. Петролого-геохимическая модель генетического родства базальтового и андезитового магматизма вулканов Ключевской и Безымянный, Камчатка // Петрология. 1997. Т. 5. № 6. С. 614-635.
Певзнер М.М., Пономарева В.В., Мелекесцев И.В. Черный Яр - реперный разрез голоценовых маркирующих пеплов северо-восточного побережья Камчатки // Вулканология и сейсмология. 1997. № 4. С. 3-18.    Аннотация
В результате тефрохронологических и радиоуглеродных исследований почвенно-пирок-ластических чехлов по профилю вулкан Шивелуч - Черный Яр - остров Беринга в них удалось выделить и идентифицировать пеплы крупнейших (за последние 6500 лет) извержений вулкана Шивелуч в юго-восточном секторе их распространения, а также пеплы вулканов Безымянный, Ксудач, Ключевской, Авачинский и Хангар. Детальное радиоуглеродное датирование торфяника Черного Яра позволило не только уточнить возраст самих извержений, но и определить частоту пеплопадов для района нижнего течения реки Камчатки, которая составляет в среднем 1 пеплопад за 191 год. Помимо тефры 1964 г., предлагается использовать в качестве региональных геохронологических маркеров горизонты пеплов вулкана Шивелуч, имеющие следующий округленный радиоуглеродный возраст: 265 (Ш]), 965 (Ш2), 1450, 2800, 3600 (СП), 4105 (Шдв), 4800, а также пеплы вулканов Ксудач - 1806 (КС,) и Авачинский - 5489 (АВ2) лет.

Tephrochronological and radiocarbon investigations of soil-pyroclastic depositsalong the line Shiveluch Volcano - Chernyi Yar - Bering I. have detected and identified the ashes oflargest (for the past 6500 years) eruptions on Shiveluch Volcano in the southeastern sector of the ashabundance area, as well as the ashes of Bezymyannyi, Ksudach, Klyuchevskoi, Avacha and Khangarvolcanoes. A detailed radiocarbon dating of peat deposits in Chernyi Yar has not only improved the agedeterminations of the eruptions themselves but also helped in the determination of ash fall rate for thelower Kamchatka R. valley, namely, once in 191 years. Apart from the 1964 tephra, we suggest for useas regional geochronological markers the ash horizons of Shiveluch Volcano having the followingrounded radiocarbon dates: 265 (SH1), 965 (SH2), 1450, 2800, 3600 (SP), 4105 (SHDV), 4800, as well asthe ashes from Ksudach 1806 (KS1) and Avacha 5489 (AV2) volcanoes.
Федотов С.А. Об извержениях в кальдере Академии Наук и Карымского вулкана на Камчатке в 1996 г., их изучении и механизме // Вулканология и сейсмология. 1997. № 5. С. 3-37.    Аннотация
Статья посвящена извержениям, одновременно начавшимся в Карымском вулканическом центре на Камчатке в 1996 г., и связанным с ними явлениям. 1 января 1996 г. здесь начался сильный рой землетрясений с М до 6,9. 2 января 1996 г. последовало монотонное вершинное извержение Карымского вулкана, которое шло с расходом андезитодацитовой лавы 0,8 т/с до марта 1997 г. и далее. 2-3 января 1996 г. в результате внедрения базальтов по трещине после 28 тыс. лет покоя в кальдере Академии Наук произошло фреатомагматическое извержение с расходом пирокластики 800 т/с. Расстояние между кратерами извержений 6 км. Наблюдались базисные волны подводных взрывов, высокие цунами и образование нового полуострова в кальдерном озере, растяжение земной поверхности величиной более 2,3 м, превращение пресного кальдерного озера объемом 0,47 км3 в кислое (рН 3,2). Приведены краткие сведения о состоянии вулканического центра к концу 1995 г., успешном прогнозе, самих извержениях. Оценены глубина центра давления основного магматического очага (18,3 ± 0,8 км), объем коровых питающих магматических очагов (400 км3), возможные размеры внедрившейся дайки в прочных слоях коры (мощность 0,7 м, длина 4700 м). Рассмотрены вероятный механизм и связь происходивших процессов и извержений.

This paper is concerned with the eruptions that began simultaneously in the Karymsky volcanic center, Kamchatka, in 1996 and associated phenomena. A significant earthquake swarm started occurring there on January 1, 1996 with magnitudes as high as 6.9. A monoton. summit eruption of Karymsky Volcano followed on January 2, which has continued discharging andesite-dacite lava at a rate of 0.8 t/s until March 1997 and later. Basalts were emplaced along a fissure after 28 000 years of repose producing a phreatomagmatic eruption in the Akademia Nauk caldera at pyroclastic discharge rates of over 800 t/s. The distance between the erupting vents is 6 km. Basic tnunamt. waves resulting from underwater explosions and a high tsunami were observed, a new peninsula developed in the caldera lake, the ground surface experienced an extension of more than 2,3 m, and the fresh-water caldera lake of volume 0.47 km3 was transformed into an acid one (pH 3,2). Brief information is provided on the state of the volcanic center by the late 1995, a successful prediction, and the eruptions themselves. We estimate the depth to the pressure center in the primary magma chamber (18,3 ± 0,8 km), the volume of the crustal magma chambers (400 km3), possible dimensions of the emplaced dike in the stronger crustal layers (thickness 0,7 m, length 4700 m). We discuss a likely mechanism for and relations between the observed processes and the eruptions.





 

Рекомендуемые браузеры для просмотра данного сайта: Google Chrome, Mozilla Firefox, Opera, Yandex. Использование другого браузера может повлечь некорректное отображение содержимого веб-страниц.
 
Условия использования материалов и сервисов Геопортала

Copyright © Институт вулканологии и сейсмологии ДВО РАН, 2010-2017. Пользовательское соглашение.
Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов Геопортала может осуществляться лишь с разрешения правообладателя и только при наличии ссылки на geoportal.kscnet.ru
 
©Design: roman@kscnet.ru